Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Завтра, ДеньТВ

Александр Проханов - "Схватка (глава новой книги)"


В издательстве "Наше Завтра" готовится к выпуску новый роман Александра Проханова "День".

Книга повествует о небывалой, неповторимой газете, имя которой — "День". Эта газета появилась в самом начале 1991 года, и её называли органом ГКЧП, ибо в ней публиковались статьи и интервью практически всех последних советских вождей перед их печальным концом в 1991 году. Всё огненное время, "пикирующее", как его называют, 1991—1993 годов, когда формировалась новая российская оппозиция, газета "День" принимала прямое участие в становлении первой волны российских-постсоветских оппозиционеров, соединяя красных и белых, публикуя у себя коммунистов и православных, верующих и язычников, экзотических философов и художников, которые возникли на волне перестройки и наполнили интеллектуальное пространство России своими взглядами, похожими на фантастические видения. Газета "День" формировала Фронт национального спасения, который постепенно, преодолевая сопротивление Хасбулатова, завоевал большинство среди депутатов Верховного Совета и возглавил народное восстание после ельцинского переворота, устранявшего Конституцию и Верховный Совет.

Газета "День" была во всех столкновениях и баталиях, на неё обрушивались дубины милиции и ОМОНа. Она была дискуссионным клубом, местом тайных нелегальных собраний, вербовочным пунктом, отсылавшим добровольцев в воюющее Приднестровье, сама воевала в Приднестровье. А в дни ельцинского переворота была оплотом оппозиции, сражалась на баррикадах, погибала под пулемётами в Останкино, выдерживала танковые удары в горящем Доме Советов и была закрыта Ельциным без суда и следствия после страшного разгрома российского парламента. Роман наполнен героями тех лет, коллизиями тех огненных дней, является свидетельством фантастического периода российской истории, когда заканчивалась одна эра и начиналась другая, в которой "последние стали первыми": последние защитники советского строя вскоре стали первыми государственниками новой России.

Виктор Ильич Куравлёв, главный редактор оппозиционной газеты "День", двигался в толпе среди гула, песен, мегафонного рокота, колокольного звона. Перед ним два парня в спортивных куртках несли кумачовый транспарант с надписью "Трудовая Россия". Справа шла пожилая женщина в линялом берете. Держала на палке портретик Сталина, старалась поднять его так, чтобы он не затерялся среди красных флагов и транспарантов. Слева пружинно и нетерпеливо вышагивал парень в кепке с красным бантом на пиджаке. Ему было тесно в толпе, недостаточно песен и лозунгов. Хотелось дать волю играющим мускулам. Сзади две девушки несли букетики алых тюльпанов. Свежими голосами подхватывали советские песни, а когда из мегафона раздавались призывы, радостно вскидывали головы, вторили: «Советский Союз! Советский Союз!». Среди толпы, огромный, похожий на чудовищную ящерицу, катил ракетовоз. Его толстые колёса медленно вращались. Толпа облепила его. Ракетовоз осторожно двигался, стараясь не подмять идущих рядом людей. На спине ракетовоза стояла перекладина с колоколом. Звонарь, счастливый, неистовый, бил что есть мочи в колокол. Удары погружались в гущу песен, выкриков, мегафонного голошения, сбивали их в жаркое варево. Над кабиной ракетовоза  возвышалась трибуна. На ней, расставив ноги, Виктор Анпилов прижимал к губам микрофон. Яростно, захлёбываясь, взмахивал кулаком. Его лицо от возбуждения дёргалось. Перекрикивая песни, удары колокола, он бросал в толпу лозунги. Они падали, как головни, поджигая толпу, и по ней катилось валом грозное и восторженное: «Советский Союз! Советский Союз!». От этого гула сотрясались фасады улицы Горького, волновалось синее майское небо, солнечная площадь с пылающей клумбой тюльпанов. Памятник Горькому, костлявый, с клюкой, морщил бронзовый лоб, слушал Анпилова, буревестника новой русской революции.        

Куравлёв счастливо пьянел от гула, от сверкания стёкол в кабине ракетовоза, от обилия красного цвета, от мощного движения толпы. 

«Хорошо! Мне хорошо! Люблю их всех! И Анпилова, и эту пожилую сталинистку, и молодца, мечтающего об автомате, и звонаря, бьющего в набат! Советский Союз! Советский Союз!»

Он шёл с народом в едином марше, в едином походе. Дышал единой силой, восхищённо повторял: «Советский Союз»! Как и все, верил, что народ отобьёт у захватчиков великое государство. Под натиском грозной народной лавины захватчики отступят, разбегутся, и вновь оживёт красное государство, которое было Куравлёву Родиной. 

«Без него мне не жить! Не жить! И ему без меня! Оно взывает, и я иду! Мы идём! Идём спасать государство!» 

Все эти годы он задыхался от дыма, в котором сгорало Отечество. Погибал среди вражеских ликующих кликов. Теперь эти клики глохли среди громогласного: «Советский Союз!»  

В толпе мелькали сотрудники "Дня". В ближайшем номере появится описание народного шествия. Худой, длинноногий, похожий на журавля, вышагивал Анисин с красным бантом на чёрной рубахе. Маленький, сияющий Нефёдов с упоением подхватывал песни, то и дело заслоняемый красным флагом. Бондаренко ненасытно смотрел шальными глазами. Газета "День" шагала в народном шествии, вливала в него свою непреклонную веру, питалась его могучей волей. Куравлёв любил их братской любовью. Они были малым мобильным отрядом, незаменимым в бою.

Продолжение: https://zavtra.ru/blogs/shvatka_den_.


Завтра, ДеньТВ

Александр Проханов - "Коды Русской Победы (Россия с трудом вырывается из европейских зубов)"


Европа — обольстительница. Который раз она обольщает Россию своим комфортом, благополучным укладом, совершенством своих технологий, своими Лувром, Прадо, Уффици… Горбачёвский Советский Союз был обольщён Европой, грезил вхождением в Европу. Либеральные политики разрабатывали теорию вхождения в Европу. Согласно этой теории, гигантский континент "Россия" не мог войти в Европу целиком, одновременно, его следовало разделить на части. Гавриил Попов предлагал разделить Советский Союз на восемьдесят частей. Каждая из этих частей отдельно входит в Европу и там образует своё маленькое цивилизованное государство. Эти вошедшие в Европу микроскопические части континента соединяются в новое проевропейское целое.

Горбачёв провозгласил свой лукавый тезис "Европа — наш общий дом". Там, в этом общем доме, мы должны были на равных сесть за гостеприимный европейский стол. Но когда разъединённые Ельциным части советского государства стали входить в Европу, выяснилось, что та не слишком охотно принимает к себе подселенцев. Многие из этих мини‑государств всё ещё корчатся в европейских объятьях, не в силах вздохнуть.

Россия с трудом вырывается из европейских зубов. Обглоданная, искусанная, она всё ещё хочет верить в Европу: в её возвышенность, благородство, в её государственные институты, в её науку, в её духовные кладези. В ответ на это своё обожание Россия получает от Европы зуботычины. Эти зуботычины следуют одна за другой, всё учащаясь. Европа кулаками молотит доверчивое русское лицо, и Россия не успевает утирать слёзы и кровь после этих ударов.

Возвращая Крым, приветствуя восстание Донбасса, Россия оглядывалась на Европу. Прислушиваясь к европейским голосам, Россия остановила порыв ополченцев Донбасса, которые после Иловайского и Дебальцевского котлов двинулись в наступление, готовы были идти до Мариуполя и дальше. Россия остановила этот порыв, испугавшись окриков и угроз европейских политиков. Мы остановили этот порыв, но санкции продолжаются. Эти санкции унизительны, оскорбительны. Россию выгоняют за европейский порог, плюют в неё, кидают камни, а Россия стыдливо всё топчется на пороге, мечтает вернуться обратно — в тёплый ухоженный европейский чертог. России пора очнуться, пора сменить одежды — сменить костюмы от Гуччи и Ив Сен-Лорана на одежду фабрики "Большевик", а если нужно, то и на бронежилеты.

Продолжение: https://zavtra.ru/blogs/kodi_russkoj_pobedi.


Завтра, ДеньТВ

Андрей Ведяев - "Театр одного шпиона"


К началу 1980-х годов советская контрразведка в лице Второго Главного управления КГБ СССР во главе с асом контрразведывательных игр генерал-полковником Григорием Фёдоровичем Григоренко находилась на пике своего успеха. В результате разработанной под руководством Григоренко системы мер разоблачались по нескольку агентов иностранных разведок в год. Среди них сотрудник МИД СССР Огородник, инженер кафедры физики одного из ВУЗов Москвы Нилов, техник одного из научно-производственных объединений Ленинграда Калинин, сотрудники ГРУ Филатов и Иванов, работник авиационной промышленности Петров, сотрудник КГБ Армении Григорян, сотрудник Аэрофлота Каноян, представитель Минхимпрома Московцев, научный сотрудник Бумейстер, работник Внешторгбанка СССР Крючков и другие. Были захвачены с поличным и выдворены из СССР сотрудники посольской резидентуры ЦРУ супруги Крокетт, Марта Петерсон и Ричард Осборн.

Первым заместителем Григоренко был «патриарх» советской контрразведки генерал-лейтенант Фёдор Алексеевич Щербак, который также, как и Григоренко, с первых дней Великой Отечественной войны находился в органах военной контрразведки, с 1943 года – в органах «Смерш». Уже в 1955 году Щербак был назначен заместителем начальника Второго Главка (контрразведка) КГБ, а в 1963 году – первым заместителем. Эту должность он занимал и после того, как Второй Главк в 1970 году возглавил Григоренко. Оба они прекрасно понимали друг друга и работали, если можно так выразиться, в одной упряжке.

Продолжение: https://zavtra.ru/blogs/teatr_odnogo_shpiona.


Завтра, ДеньТВ

Дмитрий Аграновский - "Атлант Страны Советов"


Когда уходят великие актёры и великие деятели эпохи СССР, очень остро ощущается потеря, потому что заменить их некем, ничего подобного и близко за последние 30 лет не появилось. У меня каждый раз возникает ощущение, как будто ушел близкий родственник, и теперь без него мир будет более пустым и холодным. «Как же мы теперь будем?» — спрашивают люди в таких случаях. К Василию Семёновичу Лановому всё это относится, возможно, более, чем к кому бы то ни было. Лановой был для нас всех удивительно близким, своим человеком, но в то же время он был одним из атлантов, которые в своё время держали на плечах Советскую цивилизацию, а после крушения СССР давали нам надежду, что всё ещё выправится и мы, после долгих лет скитаний, вернёмся домой.

Я имел честь быть знакомым с Василием Семёновичем, и мне он показался человеком абсолютно советским, добрым и простым в общении, и при этом каким-то очень надёжным, верным, правильным. Василий Семёнович выбрал свой театр – и всю жизнь работал в нём. Его политические взгляды тоже сформировались ещё в пору юности и были неизменны всю жизнь. Иногда говорят, что Лановой приблизился к линии государственной политики. Я бы сказал так, что как раз Лановой оставался неизменным. Это линия государственной политики, по счастью, стала приближаться к нему. Ещё мне очень нравилось в Василии Семёновиче чувство собственного достоинства. Как-то я был на встрече с ним, и он в ходе диалога со зрителями посмеивался над манерой наших критиков награждать актёров эпитетами вроде «да это же наш Жан Габен» или «это наш Ален Делон», сравнивая свои 192 сантиметра со 173 сантиметрами Алена Делона.

Продолжение: https://zavtra.ru/blogs/atlant_strani_sovetov?fbclid=IwAR3O6oDkrd2WLwRM53GhTe4Sac5OYCy5dLJ0beG_tnTIetzEdoamFLjfoKE.


Завтра, ДеньТВ

Шамиль Султанов - "Идиот руководил Советским Союзом шесть лет"


Недавно известный американский политолог и историк Крис Миллер опубликовал свою новую книгу «Борьба за спасение советской экономики: Михаил Горбачев и распад СССР» (Chris Miller. The Struggle to Save the Soviet Economy: Mikhail Gorbachev and the Collapse of the USSR).

Ниже следуют несколько пассажей с комментариями из этой книги, которые достаточно любопытны в контексте нынешних вызовов.

Первый и последний визит Горбачёва в КНР состоялся в 1989 году. В своей пекинской речи советский руководитель сообщил китайским слушателям, что «экономическая реформа не будет работать без подкрепления её радикальной трансформацией политической системы…». К концу 1980-х годов Горбачёв пришёл к выводу, что единственным способом осуществления его экономической повестки было прекращение политической монополии КПСС.

Однако Дэн Сяопин и его союзники-консерваторы в руководстве КПК придерживались совершенно иной точки зрения.

Продолжение: https://zavtra.ru/blogs/idiot_rukovodil_sovetskim_soyuzom_shest_let.


Завтра, ДеньТВ

Анна Скок - "Лавры для Лаврентия"


В середине января в СМИ появилась информация, что на ВДНХ по заказу Росатома появятся два памятника Лаврентию Берии. Фигуры наркома внутренних дел СССР намерены установить в павильоне атомной энергии. Информация подтверждалась данными с сайта Госзакупок.

Пресс-служба Росатома пояснила, что «Берия возглавлял атомный проект СССР, и благодаря его организаторским способностям Советскому Союзу удалось в кратчайшие сроки разрушить монополию США на ядерное оружие. ... И. В. Курчатов говорил: "Если бы не Берия, то бомбы у нас бы не было". Таким образом, рассказ об атомном проекте СССР без упоминания личности Берии не представляется возможным».

Позже выяснилось, что говорить о памятниках не приходится, речь идёт скорее о манекенах, которые будут расположены как часть экспозиции среди многих других фигур. Манекены будут сделаны из «вандалостойкого стеклопластикового» материала с «силиконовой головой». Фигуру Берии разместят в двух зонах экспозиции — инсталляции "Бомбардировка японских городов и окончание Второй мировой войны", а также "Семипалатинский полигон и испытание заряда РДС-1 (первой советской атомной бомбы)", имитирующей семипалатинский бункер, из которого велось наблюдение за испытаниями первых ядерных бомб.

Всего для музейной экспозиции изготовят 27 фигур. Помимо Берии, её героями станут академики Игорь Курчатов, Юлий Харитон, Виталий Хлопин и Кирилл Щёлкин, генерал-лейтенант госбезопасности Авраамий Завенягин, генерал-лейтенант НКВД Павел Судоплатов и другие участники советского атомного проекта. Открыть павильон планируют в августе 2021 года.

Несмотря на такую невинную ситуацию, новость всколыхнула СМИ и либеральную общественность. Гневные статьи, посты и петиции не заставили себя ждать.

Продолжение: https://zavtra.ru/blogs/lavri_dlya_lavrentiya.


Завтра, ДеньТВ

Николай Вавилов - "Deep state в Поднебесной (конфликт элит современного Китая)"


Несостоявшийся левый крен

Основатель "династии" комсомольских генсеков Ху Яобан отличался, что естественно для всех деятелей комсомола, сверхпопулистскими решениями в стремлении нравиться массам. Политическую базу для своего будущего рывка Ху заработал через процесс массовой реабилитации жертв Культурной революции, что и стало одной из социальных основ и поддержки Ху, и Тяньаньмэнь-1989: политические активисты жили только одним желанием — сломать шею ненавистному режиму Народной Республики. "Есть у революции начало, нет у революции конца". К началу 1980-х годов были реабилитированы три миллиона человек.

Вторым и заметным инструментом политической работы для Ху Яобана была бесконечная "работа с населением": за пять лет своего руководства Компартией и, по сути, государством комсомольский трибун Ху Яобан посетил 1600 районов Китая или, по большому счёту, по одному уезду каждый день своей работы, что практически невозможно совмещать с регулярной деятельностью главы страны. Можно сказать, что Ху Яобан не вылезал из поездок и вряд ли вообще занимался хоть одним процессом государственного управления.

Двигателем политических процессов китайской перестройки стала научно-техническая интеллигенция провинции Аньхой — Политехнический университет смело поддержал масштабное движение студентов, перекинувшееся на Шанхай и Пекин. Именно с аньхойской региональной элитой тесно связан глава комсомола Ху Цзиньтао — следующий в "комсомольской династии Ху", о котором речь пойдёт позже.

Когда ситуация со студенческими протестами и их поддержкой со стороны Ху Яобана накалилась до предела, в январе 1987 года расширенное заседание Политбюро ЦК КПК фактически принуждает Ху Яобана к отставке. Главной силой в этом процессе выступает глава Центрального военного комитета ЦК сычуанец Дэн Сяопин, при этом силы армии и комсомола были равны. В ноябре 1987 года Ху Яобан вновь избирается членом Политбюро, а его место занимает участник пары Ху Яобана — премьер Чжао Цзыян. Ху Яобан умирает в Пекине от инфаркта миокарда 15 апреля 1989 года, за два месяца до подавления студенческих протестов на площади Тяньаньмэнь 6 июня. Смерть Ху Яобана дала импульс масштабным митингам, которые впоследствии переросли в противостояние с частями НОАК в Пекине. Фигура Ху Яобана была табуирована до 2005 года, до первого года обретения Ху Цзиньтао полноты власти, когда на мероприятии, посвященном 90-летию Ху Яобана, выступил комсомольский премьер Вэнь Цзябао.

Продолжение: https://zavtra.ru/blogs/deep_state_v_podnebesnoj.


Завтра, ДеньТВ

Сергей Кремлёв - "Объять небратьев"


Более четверти века назад Збигнев Бжезинский в интервью газете "Сегодня" (№ 157, 1994 год) откровенно признавался: "Советский Союз был исторической Россией, называемой Советским Союзом". Примерно в ту же пору бывший председатель шведского комитета по соблюдению Хельсинкских соглашений Николай фон Крейтор на вопрос об основных целях внешней политики России в будущем ответил: "Цели предельно ясны: это восстановление Советского Союза в границах, подтверждённых международным правом, а именно — в границах 1945 года". Напомню, что границы СССР 1945 года были в последний раз подтверждены по результатам Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) Хельсинкским актом 1975 года.

Вот какие мнения высказывались четверть века назад, но ничего здесь не изменилось. По-прежнему подлинной, исторической, Россией следует считать не нынешний "обрубок" в виде РФ, а разваливаемый по сей день Советский Союз. По-прежнему цель внешней политики России — если это внешняя политика России — восстановление Советского Союза в границах 1945 года. Вопрос только в том, когда это будет осознано и признано всеми, кто осознать и признать это обязан?!

Развал СССР силами Запада и внутренней пятой колонной — преступление без срока давности. И преступление, всё ещё совершающееся. Поэтому пора официально, на уровне Кремля, признать факт насильственного убийства СССР, а затем декларировать ту цель, о которой говорил фон Крейтор. То есть активно и последовательно провозгласить идеи нового воссоединения народов — на добровольной, естественно, основе. Это не просто право Кремля, но и его долг, жёстко детерминированный всей тысячелетней историей Российского государства и народов, его создававших и создавших.

Особенно актуально это по отношению к славянскому ядру Союза и России — Великороссии, Украине и Белоруссии. Разъединение Украины с Россией было изначально преступным — обоюдно для Киева и Москвы, как и отрыв от России Белоруссии. Но сегодня нежелание руководства РФ публично предложить Украине вновь воссоединиться начинает граничить с цивилизационным преступлением. А ведь в постсоветской истории здесь есть от чего отталкиваться. 4 апреля 1997 года Постановлением №1295-II Государственной думы было принято "Обращение Государственной думы к народам, президентам и правительствам Российской Федерации и Украины и Верховному совету Украины". Обращение, принятое 254 голосами при 1 воздержавшемся и 29 голосах "против", вполне могло открыть зелёный свет самому широкому восстановлению научно-технического сотрудничества великорусской и украинской частей экономики, науки и техники. Могло положить начало процессу политического и государственного воссоединения России и Украины.

Продолжение: https://zavtra.ru/blogs/ob_yat_nebrat_ev?fbclid=IwAR2NLmWhH_7KNCfhWu7R1_kFKcpFjaSkkX0rkYugQegWJP4XZfNOaFUD_dw.


Завтра, ДеньТВ

Галина Иванкина - "Ненависть-2"


Не так давно моя коллега Татьяна Воеводина, чьи публикации я с интересом читаю, написала текст с лаконичным названием "Ненависть".

Татьяна уловила цивилизационный пульс и абсолютно точно показала грустный тренд ковидно-депрессивного года: «Вы заметили: в последнее время все всех ненавидят. От родственников до политических фигур мирового масштаба. И вовсе незнакомых – тоже ненавидят. В интернете разлита всеобщая ненависть. <…> Кто-то ненавидит капиталистов, «кровавую гебню», товарища Сталина; менее начитанные – соседей, родню, сослуживцев».

Действительно – чтобы зажечь пламя злобы, не нужно особенно стараться.

Продолжение: https://zavtra.ru/blogs/nenavist_-2.


Завтра, ДеньТВ

Александр Проханов - "Тайна Крючкова"


С Владимиром Александровичем Крючковым, председателем Комитета государственной безопасности, мы впервые столкнулись заочно — в самый разгар перестройки, когда я опубликовал свою статью "Трагедия централизма". В этой статье я, как многие говорят, пророчески, предрекал крах Советского Союза со всеми вытекающими из этого последствиями: распадом территории, уничтожением промышленности, армии, культуры, с хаотизацией всех русских пространств, всего русского исторического времени. Мне передавали, что эта статья в "Литературной России" лежала на столе у Крючкова, и тот цветными фломастерами подчёркивал различные её абзацы и тезисы.

Второй раз я встретился и уже познакомился с Владимиром Александровичем на митинге, который проходил, как мне помнится, в 1990 году на Манежной площади — в туманном дождливом пространстве с мучнистым, белым Манежем. Вся площадь была заполнена народом. Тяжеловесные, угрюмые, суровые мужчины стояли плечом к плечу до самого горизонта, и я, прежде чем подняться на трибуну, сколоченную перед гостиницей "Москва", был представлен Крючкову — невысокому, худенькому, с круглой головой, чем-то напоминавшему китайскую фарфоровую статуэтку. Мы пожали друг другу руки, я взгромоздился на трибуну, произнёс речь, после чего митинг был завершён, и вся эта огромная толпа мгновенно растворилась и исчезла, как будто превратилась в пар, в дым. Мне сказали, что всё это были офицеры московских военных академий и училищ, переодетые в гражданское. Они исчезли так же быстро, как исчезла потом вся великая советская армия.

Следующая наша встреча с Крючковым случилась после того, как гэкачеписты были выпущены из тюрьмы, и газета "День" ликующе встретила их освобождение, пригласила на вечер. Это был потрясающий вечер, когда люди славили гэкачепистов: все они стояли на сцене — изумлённые, ошарашенные, прошедшие через казематы, и среди них — Владимир Александрович Крючков. Многократно мы встречались с Крючковым в той или иной компании, часто за столом с обилием вина и закусок. Он никогда не отказывался посещать наши сборища, сидел, посматривая по сторонам своими весёлыми умными глазами, по-прежнему удивительно похожий на китайскую статуэтку.

Продолжение: https://zavtra.ru/blogs/tajna_kryuchkova.