Category:

Екатерина Глушик: Прости и прощай

Мой брат попал в больницу перед проклятыми «новогодними гуляниями», и скончался

Во времена, когда кругом смерти - смерти безвременные, ужасные, когда человеческая жизнь обесценилась, и гибель десятков людей - это всего лишь информационный повод, уход человека не потрясает никого из окружающих, но именно поэтому для его близких является трагедией неизмеримой. Раньше это человеческое горе с родными и близкими разделяли коллеги, соседи, друзья… Уход каждого трогал за душу, огорчал. Об уходе извещали всех знавших покойного. Сейчас это горе обрушивается на родственников, оно концентрируется в этом замкнутом круге близких людей, и потому ещё более неизбывно, чем если бы было разделено  с другими людьми. И порой о смерти человека узнаёшь годы спустя! «Как дела у …?» «Да он же умер!»

Помню, как меня поразили первые похороны в Москве, на которых я присутствовала. Человек известный, в телефонной книжке которого - сотни номеров, а его провожали в последний путь пятеро! Мне, провинциалке, привычны были проводы покойного из дома, вынос гроба на плечах. Затем  шествие под траурный оркестр по улице: портрет, венки, награды, толпа  родных, соседей, коллег по работе. Даже пенсионер удостаивался венка от коллектива, где раньше работал, профсоюз командировал своих представителей… А тут - из ритуального зала при морге рабочие погрузили гроб, на кладбище перенесли на тележку, спустили подъёмным механизмом в могилу… И вся честь!

Бывало тётя, глядя, как идут похороны, траурные церемонии важных персон в Москве, говорила: «Поеду в Москву умирать. Здесь что? Помер, - утащили, зарыли. А там - вон какой праздник! На всю страну!»

Но сейчас и в провинции - десяток человек на похоронах, выноса как такового нет, последний путь - на автобусе-катафалке. И горе близких, которое усиливается каким-то детским недоумением:  целый мир уходит вместе с человеком, но это не замечается или воспринимается если не равнодушно, то спокойно. «Вон в мире какие горести и страсти! А тут не десяток или сотня человек разом погибла, а всего один умер». Но человек-то умирает каждый своей смертью. Не коллективной, а своей.

И потрясающее равнодушие к жизни человека врачей! Ныне для врача больной - это либо источник дохода, либо досадная обуза, от которой надо поскорее отделаться. Даже если он- источник дохода, но коли надо какие-то усилия прилагать, чтобы его вылечить, то лучше пусть  умирает: человек ведь как был- простой, так и остался- простой: умрёт, так и так умрёт, а выживет, так и так выживет. Мой брат попал в больницу перед проклятыми «новогодними гуляниями», и скончался. Потому что у врачей - выходные, как и у всей страны! Да, в больнице есть дежурный врач, который обегал палаты, осматривал пациентов, но не был он лечащим врачом! И в 61 года, в ночь на 7 января, в ночь на Рождество, Александр умирает. И ведь смерть не отыгрывает обратно, когда лекари выйдут на работу! Это необратимо! Понимают ли врачи, что своим равнодушием они ввергают в горе целые роды, всех родственников умершего? Для эскулапов это - случай на работе, эпизод из практики. А для нас это закат вселенной, которую носил в себе наш брат, отец, дядя, племянник, деверь…

И ритуальные агентства - тоже на выходных: «Раньше 9 января никто на работу не выйдет и хоронить не будет, только числа с 10»,- вот ответ из ритуального агентства! Действительно, чудеса: коли праздники, то люди не болеют, не умирают. Враждующие стороны объявляют новогодние и другие перемирия. Но не соблюдают. Так вот: в стране объявляют запреты на боль и смерть! Но ни боль, ни смерть эти договорённости не соблюдают. Интересно, какова жатва смерти в эти самые праздники? Сколько людей умирает только потому, что у врачей - загул?

Был красивый, весёлый, бесшабашный, открытый, всеми любимый, относился ко всему легко. Из-за того, что уж очень легко относятся к своей работе современные врачи, ушёл из жизни безвременно. Царствие Небесное, дорогой брат. И прости за всё.

Продолжение: http://zavtra.ru/blogs/prosti_i_proshaj

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic