Categories:

Татьяна Воеводина: Осмеянный пророк

Или как 50 лет назад было предсказано падение советской жизни

В новогодние праздники самые востребованные специалисты – волхвы и пророки, самый популярный жанр – прогнозы и предсказания. Чьи только пророчества ни публикуются под новый год: от невесть когда жившего Нострадамуса до здравствующих супругов Глоба. Павел Глоба в свою очередь раскопал монаха Авеля, жившего в XVII-XIX в.в., который что-то такое пророчествовал из тех времён якобы касательно нынешних годов. Поминается и такой Эдгар Кейси – спящий пророк, живший в США в 30-е годы, который будто бы тоже что-то напророчил – во сне. «Спящий пророк» приводит на память персонажа «Анны Карениной», который благодаря своим пророчествам во сне сделал блистательную карьеру от приказчика во французском магазине до русского графа.

Перед новым годом активизируются и всякого рода кудесники рангом пониже, вроде участников телевизионной «Битвы экстрасенсов».

На пророческой ниве подвизаются не одни эзотерики, но и провидцы рационалистического толка, вроде сочинителей экономических и политических прогнозов – так называемые аналитики; этих вообще без счёта. Правда, «сбываемость» их предсказаний не выше эзотерических. Но мы их читаем, слушаем с замиранием сердца: неистребимо желание человека заглянуть в туманную даль времени, хоть бы на год вперёд.

Меж тем при всём неизменном интересе к предсказаниям никто не вспоминает провидческий роман, который в простых и даже будничных словах предсказал развал советской жизни. Вернее, он прямо, точно и без мистических околичностей и иносказаний перечислил и описал те силы, которые упорно работали на развал советской жизни и спустя двадцать лет после публикации романа загнали «клячу истории» в известное нам всем стойло. Где мы все нынче и пребываем.

Я имею в виду роман Всеволода Кочетова «Чего же ты хочешь?».

В наступающем году ему исполнится пятьдесят лет: он был опубликован в конце 1969 г. Почти ровно через двадцать лет после его пророческого предсказания советская жизнь и развалилась. Нет, он не предсказал развал, но показал, что на него работают мощные силы и при их успехе – развал возможен.

Судьба этого произведения любопытна и поучительна. Он был напечатан, как нынче бы сказали, благодаря административному ресурсу: в журнале, руководимом автором; в виде книги был издан всего один раз – в Белоруссии. В собрание сочинений Кочетова – не вошёл.

Романа словно бы и не было на свете. До такой степени не было, что я, с детства любившая читать и проводившая за этим занятием большую часть досуга, этого произведения не читала. Что-то смутное слыхала, но не читала. В момент публикации была ещё пионеркой, а это чтение всё-таки не пионерское. А потом роман прочно исчез из употребления: ни следа, ни упоминания, ни ссылки – ничего.

Прочитала я его лет семь назад по совету знакомого, который дал мне то единственное белорусское издание из своей домашней библиотеки, сказав что-то вроде: «Вот ты тут пишешь о развале СССР, а читали ли ты это?». Я обернула книжку в газетку, как учила бабушка проступать с чужими книжками, и принялась читать. Прочла за два вечера: это не длинно и вполне занимательно, даже с элементами триллера. Так что всем рекомендую; в интернете есть.

Там же есть кое-что об истории этого романа.

Роман был встречен злобным улюлюканьем. И не какой-то там ангажированной партийной критики, а самой что ни наесть передовой интеллигенции. Улюлюкали слева и справа: и западники, и почвенники, и близкие к диссидентским кругам, и далёкие от них.

Дружная ругань слева и справа, с быстрым переходом на личность автора - всё это вернейший признак того, что сказана правда, которая действует более раздражающе, чем самая злобная клевета. Клевета обычно особого возмущения не вызывает.

По словам знатного диссидента Роя Медведева «роман-донос, роман-пасквиль Кочетова вызвал возмущение среди большинства московской интеллигенции и среди многих коммунистов Запада». Про коммунистов Запада – чуть позже, а пока о местных.

«Суслов занял отрицательную позицию к роману (поскольку там ясно говорилось о развале идеологической работы в партии) и запретил обсуждение романа в советской печати» (Википедия). По мнению литературоведа Михаила Золотоносова, «это был страх Суслова, связанный со слишком радикальными высказываниями по любым поводам».

Дальше Михаил Золотоносов говорит:

Продолжение: http://zavtra.ru/blogs/osmeyannij_prorok

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic