Categories:

Татьяна Воеводина: «Макарошки» и огороды

Самое оскорбительное – это правда, а ещё – для многих – указание на то, что его проблема имеет решение

Не успели отгреметь «макарошки», питаясь которыми, по мнению некой провинциальной начальницы, можно прожить на минимальную зарплату, как на сцену явились огороды. «Макарошки» чуть не стоили чиновнице места, потому за «огороды» упомянувшая их чиновница проворно извинилась.

А случилось вот что.

Министр социально-демографической и семейной политики Самарской области Марина Антимонова дала совет россиянам, которым не хватает денег на содержание детей. Она рекомендовала живущим на пособие семьям завести огород.

«Чтоб детей плохими продуктами не кормить, наше поколение сады и огороды разводило», — написала Антимонова.

Позже она извинилась, заявив, что её фраза была «выхвачена» из контекста.

Я уже давно заметила, что самое оскорбительное – это правда. А ещё – для многих – указание на то, что его проблема имеет решение. И он сам способен её решить, хотя бы отчасти. Человек, указывающий или хотя бы намекающий на это немедленно становится злейшим врагом.

Да, народ беднеет – это факт. Каждый работник торговли безо всякой статистики чувствует на своей шкуре: покупательная способность населения падает. Да, необходимо принять меры государственного масштаба – это тоже факт. Бизнесу необходим доступный кредит, а наш Центробанк, давя инфляцию, давит заодно и всякую деловую активность. А именно она, деловая активность, промышленность в первую очередь, создаёт рабочие места и тем самым способствует росту благосостояния. Именно производство, а не перераспределение имеющегося через пособия  способно поднять общее богатство. Путь увеличения пособий – тупиковый. Рост пособий ведёт  к росту числа претендентов на них. Это понял ещё «поп Мальтус» в XIX веке и наглядно показал западный опыт в наши дни.

Но жить-то беднякам надо прямо сейчас, и детей кормить, и решать все прочие житейские задачи. Значит, каждый отдельно взятый бедняк должен прямо сейчас что-то делать. А он делает далеко не всегда, а нацелен на ожидание благ от начальства. Вроде «государственного жителя» из одноимённого рассказа Андрея Платонова. Тот тоже был безработным и непрестанно повторял: «Ждите движения государства».

Что может сделать сам бедняк? Многое может, если, конечно, подлинно хочет заработать, а не доказать самому себе, а заодно «городу и миру», что сделать ничего нельзя, разве что выйти на какой-нибудь пикет и громыхнуть пустой кастрюлей.

Что возмутительного в упоминании об огороде, как способе получить дополнительную пищу? Огороды горожан всегда возникают в несытые  времена: в послевоенной Германии они так и назывались – «огороды выживания».

Сейчас многие ностальгируют по Советскому Союзу, так вспомним, как обстояло дело там. Легендарные 6 соток возникли в начале 50-х вовсе не для отдыха, а  для самоснабжения овощами и фруктами. Почему их было именно шесть? Ученые-аграрии подсчитали, что в средней полосе – это именно и есть та площадь, которая способна обеспечить среднюю семью овощами (кроме картофеля) и фруктами. На Юге, на Украине эта площадь была поменьше – 4 сотки. Поначалу создавали так называемые «коллективные сады», где никаких «дач» не строили, разве что навес от дождя. У каждого был свой участок, но заборов не было. В провинции сады были совсем рядом с городом,  туда ходили  пешком. Я хорошо помню, как было в Егорьевске моего детства. У нас участка не было, а вот в семье моей приятельницы было целых два – у одного дедушки и у другого. Помню, мы с подружкой выбирали, куда пойти: в один сад или в другой. Рвали ягоды с куста, иногда нам давали задание что-нибудь прополоть. Очень воспитательно: тут тебе и труд, и начатки природоведения.

Моя тульская приятельница, с весны до осени трудится на своих шести сотках, закатывает целый шкаф банок. Это реальное подспорье в питании. А в 90-е годы тулякам выделяли участки для выращивания картошки. И выращивали. В Туле это возможно: там под каждым многоквартирным домом есть подвал, где у каждой квартиры своя ячейка.

Кто-нибудь хлебнувший «экономикса» возмутится: это страшно непроизводительно, примитивно! Верно. Если человек имеет возможность заработать чем-то другим, то выгодно своё время потратить на более доходный заработок, а картошку-свёклу – купить. Но если человек ничего не зарабатывает – это «мотыжное земледелие» - ему выгодно. Если он что-то зарабатывает, а морковку растит на досуге, т.е. использует то время, в течение которого он не может делать свою более дорогую работу - это тоже выгодно.

Есть много способов заработать. Например, пойти в компанию прямых продаж – стать продавщицей-надомницей. Есть достоверная статистика, что 30% всей косметической продукции продаётся таким способом. Эти люди работают везде; правда, придётся поучиться.

Ах, это не ваше призвание? Вам вообще отвратительна торговля? Значит, вы ещё не так бедны и можете выбирать; я за вас рада. Лично я, когда подлинно были нужны деньги, бралась за всё: даже за скуловоротно скучное мне репетиторство.

Дела вокруг – полно, было бы желание. Но, как всегда: желающий ищет способ, нежелающий – виноватых. Лучше среди чиновников и начальников.

Продолжение: http://zavtra.ru/blogs/makaroshki_i_ogorodi 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic