Геннадий Животов: Октябрь-93 как революция

Идеи защитников Дома Советов становятся доминантой российской политики

Для меня Октябрь 1993 года, сродни поездке в Афганистан - нечто революционное. И в творчестве, и в личной жизни - это переломный перекрёсток.
Меня тогда лично поразило, как в целом страна проглотила этот ужас, эту чудовищную трагедию. До сих пор я помню, когда мы ходили к Белому дому, пытались прорываться сквозь милицейский кордон. Моя мастерская тогда находилась рядом, на Садовой. Я смотрел вокруг и удивлялся, чувствуя холод людей к происходящему. Был расцвет «лужковской архитектуры», бесконечных ларьков, льющегося пива. Садовая была наполнена равнодушными пьяными рожами, и это на фоне событий, которые разыгрывались внизу, за высоткой, на площади Восстания.
Конечно, мы тогда мечтали о победе. После прорыва блокады 3 числа все рванули через возможные и невозможные притоки. Радовались, но и тревожились. Было чувство близкой победы, но оно совмещалось с чувством тревоги. И постепенно оно усиливалось к вечеру, когда многие уехали в Останкино, оставив центр города. А там случилось кровавое месиво.

Моральная победа защитников Дома Советов очевидна, потому что все постулаты, которые декларировались и провозглашались ими, начинают выходить из-под глыб, становиться доминантой политики. Рано, конечно, говорить, что идеологическая победа однозначна. Но «красно-коричневые» идеи прорастают. В идеологии власти начинает прорастать то, за что боролись и погибали участники восстания. 

Теги события:

искусство графика история общество октябрь 1993 красно-коричневыйостанкино идеология победа главная

Продолжение: http://zavtra.ru/blogs/zhivotov_kartinki


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic