Category:

Лаврентий Гурджиев: Мы будем четырёхконтинентальной державой

 О сталинской Антарктиде, и не только (часть II)

Иван Айвазовский. Ледяные горы в Антарктиде, 1870

Лакомый кусок

Сегодня об Антарктике мы знаем относительно немало. Причём решающий вклад в копилку знаний был сделан советскими учёными. Когда после Второй мировой войны создание здесь сезонных и постоянных научно-исследовательских станций (баз) приняло особый размах, мы основали почти полтора десятка баз. На них трудилось наибольшее число полярников. Наша страна первой наладила регулярное и надёжное водное, а затем воздушное сообщение с ними. Сегодня Россия владеет на материке девятью станциями при общей численности баз различной национальной принадлежности 89; из них примерно половина – сезонные.

Самое обширное антарктическое хозяйство у Аргентины (14 станций), Чили (12 станций), Великобритании и Франции (по 6 станций), Австралии (5 станций), Китая и Японии (по 4 станции). США располагают всего тремя станциями. Но надо учитывать, что значительную часть работ они гласно либо негласно ведут на базах своих союзников. А это ещё добрый десяток соответствующих объектов.

Вкратце сведения об Антарктике выглядят так.

Её площадь, простирающаяся на юг с шестидесятого градуса южной широты равна 52 миллионам кв. км. Площадь материка – почти 14 миллионов кв. км, включая шельфовые ледники и острова, соединённые с сушей вечными льдами. Льды вообще покрывают бо̀льшую часть материка, достигая местами 4-5-километровой толщины. Это самая суровая климатическая зона Земли. Рекордно низкая температура, зафиксированная за всю историю метеонаблюдений: минус 91 градус по Цельсию. Впрочем, есть противоположные примеры удивительно приятной погоды: плюс 15 градусов по Цельсию. А на острове Южная Георгия замеры однажды показали плюс 26 градусов по Цельсию.

Приантарктические и антарктические воды располагают несметными запасами промысловых рыб и криля – ценными пищевыми ресурсами. Здесь в изобилии водятся тюлени, морские котики, киты. В антарктических ледниках сосредоточено фантастическое количество пресной воды – бесценное сокровище грядущей эпохи в свете начинающегося катастрофического дефицита её на других континентах. Известно, что существуют проекты буксировки айсбергов в ряд засушливых прибрежных районов Азии и Африки.

Давно было спрогнозировано, а теперь и установлено наличие в недрах Антарктиды богатейших месторождений полезных ископаемых: молибдена, вольфрама, марганца, меди, олова, свинца, титана, редкоземельных металлов, апатита, лазурита, слюды, бора, серебра, золота, платины, алмазов… Огромны запасы урановой руды. Её добытые образцы показали, что содержание урана в ней составляет 30% – существенно больше, чем в самых богатых в мире месторождениях в Конго, откуда США долго черпали сырьё для своих ядерных арсеналов. На континентальном шельфе обнаружены обширные районы углеводородосодержащих пород; количество каменного угля, нефти, газа только в разведанных районах оценивается во многие десятки миллиардов тонн и кубометров.

Ну и наконец, исходя из военно-стратегических соображений, стать хозяином Антарктиды – то же самое, что стать хозяином Луны.

Географические хитрецы

То, что знаний об этом материке в межвоенный период было поменьше, сути дела не меняет. Разноликое буржуазное кодло, в котором явственно проявлялись физиономии двух ведущих соперников – англичан и немцев – принялось обосновывать своё непризнание русских прав на Антарктиду довольно хитрым, обходным способом.

Один из них связан с турецким мореплавателем XV-XVI вв. В ту пору жил-поживал знатный господин Хаджи Мухиддин Пири ибн Хаджи Мехмет. Существуют и другое, не менее экзотическое написание его имени, но в историю он вошёл просто как Пири-бей или Пири-реис. Служил во флоте Османской империи, воевал, занимался картографией. Его персона давно бы канула в Лету, если бы в 1929 году директор Стамбульского Национального музея не откопал в запасниках то ли своего заведения, то ли какого-то другого карту Пири-реиса. Грянула сенсация: на карте, датированной 1513 годом, имелись в положенном месте очертания антарктического материка.

Итак, в 1929-м на свет была извлечён документ, с ходу поставивший под сомнение факт открытия Антарктиды русскими. Между прочим, это был непростой год. Во-первых, он ознаменовался началом экономической катастрофы в США под названием «Великая депрессия». Во-вторых, – бурным ростом нацистской партии в Германии, в которую вдруг стали поступать щедрые финансовые вливания. Особо впечатляющую щедрость проявляли магнаты и правительства США и Великобритании.

Сильные мира сего – кукловоды президентов и королей, премьер-министров и канцлеров – смотрели далеко вперёд, угадав большое значение шестого континента в настоящем и ещё большее в будущем. Им было ведомо то, чего до сих пор не могут уяснить даже иные государственные деятели, не говоря о рядовых массах. А именно: всякое территориальное приобретение есть, как правило, прямая или опосредованная экономическая выгода. Подобные приобретения и выгоды наилучшим образом обеспечивают пропаганда и мощный военно-политический кулак. Не важно, какую этикетку кулак будет носить – фашистскую, натовскую и т.п. Но очень важно, на какие историко-археологические и юридические документы он опирается.

…Вскоре за дело взялись специалисты из США. Профессор-историк Чарльз Хэпгуд в 1959 году неожиданно сделал очередное сенсационное открытие. На карте, составленной французом Оронцием Финеусом в 1532 г. и найденной в архиве библиотеки Конгресса США, значилась Антарктида. Одна за другой стали всплывать другие карты с изображением шестого континента. Они якобы были составлены в XVI-XVIII веках арабом Хаджи Ахмедом, фламандцем Герардом Меркатором, французом Филиппом Буаше. Даже в скептической научной среде поползли слухи о картографических материалах, созданных до нашей эры Клавдием Птолемеем и Александром Македонским. Поскольку никто не видел оригиналов, на которые ссылались учёные мужи, слухи остались голословными но муссируются до сих пор. Не исключено, что причиной «отсутствия наличия присутствия» тех документов явились трудности с подделкой папирусов – всё-таки не бумага, с нею проще.

Наконец, на Западе уже в новейший исторический период стали весьма своеобразно интерпретировать результат экспедиции Беллинсгаузена и Лазарева. Дескать, они лишь обогнули антарктические льды, всего-навсего подтвердив давно известное: в этой части планеты имеется материк. Словом, не было никакого открытия и точка.

Дальше больше. Ряд североамериканских авторов утверждает, что первой сюда ступила нога янки – моряков американского судна «Сесилия», курсировавшего у этих берегов в феврале 1921 года. А самые «продвинутые» североамериканские пропагандисты отдают первенство Чарльзу Уилксу, который командовал солидной экспедиционной флотилией из шести кораблей. Он в январе 1840-го вроде видел в подзорную трубу антарктический берег, изрядный участок которого был впоследствии назван Землёй Уилкса. Таким образом, янки отпихивают от пьедестала почёта за заслуги в исследовании южнополярных пространств даже родственников-англичан, не говоря о каких-то там шведах, то бишь норвежцах.

Экскурсы в эзотерическое прошлое не являются целью данной статьи. Но если коротко, то разрозненные сведения невежественных средневековых европейцев о таинственных географических феноменах (Америка, Австралия, Антарктида, Гиперборея, Атлантида и пр.) исходили из невероятной толщи времён. Довольно популярно мнение, что нельзя недооценивать знания протоцивилизации (или протоцивилизаций), которая существовала на Земле задолго до сохранившейся писаной истории человечества, насчитывающей всего несколько тысяч лет.

Однако мы рассматриваем вопрос конкретный. Считаю, что изучать географию по Пири-реису и остальным картографам могли ко времени похода российских шлюпов «Восток» и «Мирный» только мыши в пыльных архивах. Никто ничего об Антарктиде не ведал. Догадывались – не более того. Даже в 1886 г., когда на карте английского океанографа Джона Мэррея появилось наконец полное изображение материка, оно сопровождалось надписью: «Предполагаемый Антарктический континент».

Любопытно, что мистер Хэпгуд, взбаламутивший околоантарктические дискуссии, был не только высоколобым интеллектуалом, но и сотрудником разведки США и даже служил офицером связи в Белом Доме. Экспертизу предоставленных им материалов проводили, естественно, его коллеги, поэтому подлинность древних карт была легко подтверждена. Ещё любопытнее, что означенные дискуссии достигли пика в вышеупомянутом 1959 году, когда США совместно с остальным «мировым сообществом» при бессильном поведении хрущёвской дипломатии протащили подписание Договора об Антарктиде. Носящий бессрочный характер, он де-юре установил над регионом международный контроль. Такая правовая норма, однако, нередко имеет тенденцию к превращению де-факто в контроль одной страны-гегемона. Кто безосновательно и нагло претендует на роль гегемона в современном мире, думаю, понятно каждому.

Попутно замечу, что на антарктические площади в качестве национальных территорий претендуют Великобритания, Аргентина, Чили, Норвегия, ряд других государств. Зашкаливают австралийские вожделения. Эта страна хочет владеть половиной Антарктиды. Таковы первичные результаты борьбы за ледовый континент, начавшиеся с ухищрений и откровенных махинаций географического свойства. Думается, с учётом нарастающего обострения международной обстановки (без каких-либо тенденций к её смягчению) этому материку в будущем предстоит стать ареной ожесточённых боёв. Намного более кровопролитных, чем бой, о котором пойдёт речь.

Триумф воли

Одноимённый документальный фильм Лени Рифеншталь ни при чём, хотя о нацистах вспомнить не мешает.

Нацисты обратили взор на Антарктику ещё в тридцатых годах, продолжив традицию кайзеровской Германии, которая снаряжала туда экспедиции в 1901 и в 1912 гг. По приказу Гитлера в южные моря в 1938-м отправилась миссия, которую называют самой масштабной. А также – самой загадочной. Ею командовал Адольф Ритшер, который ранее был начальником одного из отделов абвера – военной разведки. Доподлинно установлено, что кроме абвера в Антарктиду протянуло свои щупальца ведомство Генриха Гиммлера. Изредка проскальзывает информация, что тогда же в Антарктиде побывал небезызвестный рейхсляйтер Мартин Борман.

Немцев особенно поразили и заинтересовали залежи высококачественного урана, над которым они уже тогда вовсю экспериментировали. Поговаривают, что в Германию успели переправить порядка 200 тонн необогащённого урана и что если бы Гитлер не поспешил с развязыванием войны, то уже в начале сороковых годов сумели бы заполучить атомную бомбу.

В статьях, книгах, радио- и телепередачах, выходящих на многих языках, периодически рассказывается о так называемой «Новой Швабии» – тайной немецкой колонии в Антарктиде с центром базирования на Земле Королевы Мод. В них реальные факты смешаны с выдумками. Оставим на потребу любителям ненаучной фантастики контакты немцев с инопланетянами, обретавшимися-де в районе Южного полюса. К мифам относятся также рассказы о численности немецких колонистов, достигавшей чуть ли не десятков тысяч, о строительстве ими на континенте крупных подземных заводов и даже целых городов. Это покамест несбыточная мечта даже при сегодняшнем уровне развития техники и технологий.

Не менее экзотической является вымысел о том, что в «Новой Швабии» после разгрома пряталась верхушка нацистского рейха. Нацисты всех рангов преспокойно и массово находили безопасное убежище в гораздо более благоприятных условиях Южной Америки, в ряде регионов Африки и Азии, да и в Европе кое-где им было вполне комфортно. В частности, в Испании и Португалии.

Более правдоподобны версии об обнаружении немцами в царстве льда и холода гигантских пещерообразных полостей с подземными (а точнее – с подводными) выходами в океан. Не исключено открытие там же геотермальных источников тепла, ибо посланцами Третьего Рейха упоминалось о некоем цветущем оазисе (или оазисах). Вряд ли это был оазис Ширмахера, где ныне расположена наша научная станция, потому что он продувается сильными ветрами и если согрет, то лишь солнцем и исключительно антарктическим летом.

Чаще всего ссылаются на свидетельство гроссадмирала Карла Дёница, многократно повторенное теми, кто лично слышал его: «Мои подводники обнаружили там (в Антарктиде – Л.Г.) настоящий земной рай…». Ему же приписывают ещё одну многозначительную фразу, произнесённую якобы в 1943-м: «Германский подводный флот гордится тем, что на другом конце света создал для фюрера неприступную крепость».

Владея полярными секретами и будучи бесконечно преданным идеям национал-социализма, Дёниц пользовался у Гитлера безграничным доверием. Недаром фюрер перед самоубийством назначил его своим преемником на посту рейхспрезидента и верховного главнокомандующего. Во время Второй мировой войны немецкие подводные лодки не раз замечались на маршруте вдоль всего латиноамериканского побережья вплоть до Огненной Земли, после чего они уходили на юг к Антарктиде. Некоторые биографы Дёница считают, что высшее военно-морское звание и Рыцарский крест с дубовыми листьями были пожалованы ему в 1943 г. именно за обеспечение антарктических походов германских эскадр.

Встаёт вопрос: в таком случае триумф какой воли, если не германской, произошёл в суровых широтах Южного полушария?

Триумф сталинской, социалистической воли!

Можно долго и убедительно рассуждать об экономических, культурных и других преимуществах советского строя, выдержавшего самое тяжкое испытание, когда-либо выпадавшее на долю государств. Можно подробно описывать не имеющую исторических прецедентов Великую Отечественную войну, она же – основная пространственно-временна̀я и жертвенная доля Второй мировой войны, она же – абсолютное торжество марксистско-ленинско-сталинских идей. А можно отставить все рассуждения и описания и констатировать:

Состоялась победа не просто социо-экономико-географического уникума под названием СССР. Состоялся триумф планеты на планете или, по меньшей мере, отдельного континента евразийского материкового массива, причём не только из-за своих размеров, природных и рукотворных богатств. Это было подкреплённое мудрым вождизмом торжество полиэтнической и неподвластной никакому бескрылому земному толкованию общности – советского народа во главе с блистательным народом русским.

Как эта непреклонная воля была реализована на столь фантастическом удалении – в 13-17 тысячах километров от Москвы (если по воздуху и смотря до какой точки)?

Сражение в Антарктиде

В январе 1947 г. наш Тихоокеанский флот был разделён на два флота: 5-й с главбазой во Владивостоке и 7-й с главбазой в Советской Гавани. В апреле 1953-го, т.е. сразу после смерти Сталина оба флота снова были объединены. В свете того, о чём будет сказано далее, представляется, что разъединение флотов лишь на первый взгляд казалось непродуманным решением, якобы осложнившим оперативное управление. Нет, оно диктовалось насущной военно-политической задачей.

Начну с того, что ещё в 1939 г. советское правительство разослало ноту протеста в адрес государств, как уже проникших на территорию Антарктиды, так и намеревавшихся присоединиться к тем, которые «занимались необоснованным разделом на секторы земель, некогда открытых российскими исследователями и мореплавателями и являющихся неотъемлемой территорией Советского Союза». Нота касалась неправомерных притязаний США, Великобритании, Франции, Германии, Японии, Норвегии, Аргентины, Чили, Австралии. Начавшаяся мировая война помешала Сталину продолжить эту борьбу на политическом фронте. Зато после её окончания он подкрепил дипломатические демарши решительными военными мерами, прекрасно отдавая себе отчёт, что в мире капитала понимают и уважают только язык силы.

Начиная с 1945 года, в советской печати, на мероприятиях, проводившихся разными общественными организациями, на собраниях коллективов предприятий и учреждений выступали учёные, специалисты, писатели с аргументированными обоснованиями принадлежности антарктических территорий Советскому Союзу. Выступления бывали довольно резкими, носили разоблачительный характер. Например, нашумела статья под заголовком «Освоение полярных районов Соединёнными Штатами и Канадой в военных целях». А в 1950 году был обнародован «Меморандум Советского правительства по вопросу о режиме Антарктики». Сталин ещё раз официально заявил, что мы оставляем за собой право претендовать на весь южнополярный материк как правопреемники первооткрывателя – Российской империи. Меморандум подводил грозный итог череде событий, происходивших в антарктических льдах за пять послевоенных лет. Самым значимым из них являлось боестолкновение  между СССР и США.

Советская разведка отслеживала многое, связанное с военной активностью немцев на шестом континенте. Она же установила, что война ещё не закончилась, когда аналогичную активность стали проявлять англичане. Вскоре к ним подключились янки. Собранных сведений было достаточно, чтобы предпринять контрмеры. Ибо нелепо предполагать, чтобы Сталин сквозь пальцы взирал на суету открытых врагов (немцев) и скрытых (британцев и янки), возжелавших прибрать к рукам наше антарктическое наследие. Официально первая советская станция «Мирный» появилась здесь в 1956 году. Однако имеются пусть скупые, но факты, которые свидетельствуют, что моряки, авиаторы, другой советский персонал прибыли на континент, если не раньше, то и не позже 1946 года.

Сталинская внешняя политика была лишена рекламной крикливости. Не забудем, что атомное оружие появилось у нас лишь в 1949 г., а США, отбомбившись по Хиросиме и Нагасаки, за пару лет успели начинить ядерной взрывчаткой до полусотни бомб. (Есть и другие числовые показатели, но они не меняют ситуацию в целом.) Это не снижало нашу решимость пресекать эгоистичные, экспансионистские устремления янки и отстаивать русские, а в широком смысле – советские и общечеловеческие интересы. Соблюдался жёсткий принцип и гибкий подход: а) не пасовать ни перед каким противником; б) проявлять выдержку и осторожность. Поэтому наше присутствие на шестом континенте являлось государственной тайной.

Усечённые вести из нашего антарктического прошлого попали в отечественную печать лишь в 1990-х. При этом обросли множеством слухов, гипотез, «жареных» баек. Но если отсеять шелуху, то вырисовывается вполне реалистическая картина. Её мозаика неполная. В том числе потому, что одновременно появился ряд явно инспирированных публикаций, чья цель – опровергнуть обстоятельство, являвшееся неудобным для послесталинских и оставшееся таковым для постсоветских властей: кровопролитное боестолкновение двух ещё недавно союзнических держав. Для хрущёвцев признание сего факта означало бы недопустимое для них возвеличивание сталинской эпохи и нарушение пресловутой политики «мирного сосуществования». Для правящей верхушки США – несмываемый стыд и позор. Последнее неприемлемо также для приверженцев Горбачёва и Ельцина, пресмыкающихся перед заокеанскими покровителями.

В конце 1946 года США отправили в Антарктику внушительную эскадру под командованием адмирала Ричарда Бэрда. Прославленный североамериканский флотоводец был опытным исследователем южнополярных пространств, ранее совершив туда три экспедиции. Теперь он возглавил четвёртую и самую важную, замаскированную под научную, но осуществлявшуюся под эгидой военно-морских сил. По сути, была разработана наступательная оперативно-стратегическая операция. Её назвали «Высокий Прыжок».

Бэрду предписывалось завладеть созданной в Антарктике инфраструктурой немцев, а в случае обнаружения их живой военной силы уничтожить её. К тому же урановые «запахи» дразнили обоняние военно-промышленного комплекса США, и адмирал должен был выполнить целую программу соответствующих исследований.

США имели в виду, что в будущем они обязательно столкнутся с Советским Союзом в Арктике, дабы установить контроль над стратегическим Северным морским путём. На этот счёт имеются заявления самого адмирала Бэрда, других его коллег. Поэтому янки хотели отработать штабную организацию и тактику ведения боевых действия в полярных условиях. Предполагалось провести тренировки личного состава, проверить возможности создания ледовых аэродромов, опробовать навигационное и разведывательное оборудование, испытать средства противолодочной борьбы и т.д., и т.п.

Главное – предусматривалось на веки вечные воткнуть в Антарктиду звёздно-полосатый флаг, выполняя задание, о котором накануне проболтался тогдашний заместитель госсекретаря Дин Ачесон: «США не признают претензий какой-либо страны в отношении Антарктики и резервируют все свои права на неё».

Эскадра Бэрда включала новейший ударный авианосец «Филиппин Си». Впоследствии сообщалось, что на его борту находилось всего 25 самолётов и 6 вертолётов, хотя корабли этого типа могли нести до ста самолётов. Также ей был придан эскортный авианосец «Касабланка», который мог нести около 30 самолётов, но опять-таки сообщалось, что их имелось лишь 18. Кроме того, в распоряжении Бэрда находились два эсминца, два ледокола, два танкера, четыре транспортных судна, десантный командно-штабной корабль, подводная лодка. Всего на борту  отряда кораблей находилось порядка 4,5 тысячи человек. В их числе было много моряков, лётчиков и авиатехников, других специалистов. А также – батальон морских пехотинцев (до 500 рядовых и офицеров), отряд рейнджеров, команда подрывников, куда входила группа боевых пловцов. Чисто научных работников насчитывалось маловато – 25 человек. Кроме того, эскадру сопровождала дюжина журналистов – плавание должно было с помпой освещаться в прессе. В нужном, естественно, свете.

«Помпы» не получилось.

Корабли Бэрда, разделившись на три группы, долго лавировали между ледяными полями, и в феврале подошли к Земле Королевы Мод. Закипела работа: высадка на берег, облёты и наземное обследование территории, закладка будущей базы… И вдруг через три недели адмирал срочно свернул всю деятельность, отдав приказ возвращаться домой.

Возвращение более походило на паническое бегство. К тому же из 14 кораблей в Штаты вернулось не то 13, не то 11. Несколько судов были сильно потрёпаны. Имевшиеся на них дыры от снарядов и пуль были самым малым из нанесённого ущерба. Недосчитались янки и самолётов: от 6 до 20 штук. Погибло нескольких сотен человек личного состава – приблизительно 400 человек. Есть и более скромные цифры – 30-35 человек. Разноголосица вызвана тем, что соответствующие ведомства США пребывали в шоке и растерянности, несли околесицу, противоречили друг другу. А средства массовой информации так запутались, так метались между желанием поведать миру о фуроре в Антарктике и страхом быть наказанными, что завеса из правды, полуправды и откровенной лжи не рассеяна до сих пор. Мы ещё вернёмся к этой завесе, через дыры в которой на свет божий попали фрагменты военного срама, постигшего Соединённые Штаты.

Пока в качестве заметок на полях затрону явление тотальной брехливости властей США во всём, что относится к их физическим потерям. Период Второй мировой войны оставим в покое. Но скрупулёзное изучение документов и свидетельств очевидцев демонстрируют, что янки занизили свои людские потери в корейской войне в пять раз, во вьетнамской в два раза, существенно уменьшили аналогичные показатели своей агрессии в Афганистане, Ираке, Сирии и других странах, утаили гибель десятков гражданских и сотен военных самолётов и вертолётов, потопление не только мелких, но и крупных кораблей. Командование вооружёнными силами США составляют свои сводки по геббельсовским лекалам. Оно большой мастак по части сокрытия правды. А хвалёная информированность американского общества – красивая, но глупая сказка.

В негостеприимной Антарктиде адмирал Бэрд, готовый к возможной встрече с разгромленными гитлеровцами, столкнулся с теми, кто этих гитлеровцев недавно разгромил!

Его вооружённую до зубов эскадру встретили не деморализованные и беглые нацисты, а надводные и подводные корабли того самого советского 5-го флота. Плюс авиация, базировавшаяся на прекрасно оборудованном аэродроме. Плюс невесть откуда взявшиеся во льдах крепкие бойцы в белых маскхалатах. Скоротечный бой на ледяной равнине, несколько грозных торпедных атак, огневые налёты на самоуверенных визитёров, стремительные перехваты американских самолётов – и вот визитёры уносят ноги, спасая, как они любят выражаться, свои задницы.

Продолжение: http://zavtra.ru/blogs/mi_budem_chetiryohkontinental_noj_derzhavoj







Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic