Category:

Александр Проханов: От Благовещенска до Марса

Губернатор Амурской области Василий Орлов о развитии региона и восточном мировоззрении

Александр ПРОХАНОВ.

Василий Александрович, через территории, на которых вы живёте, которыми управляете, издревле нёсся на Восток стремительный русский поток. Был какой-то вихрь в русском сознании, который выносил в этот поток огромные массивы людей, идей, темпераментов. В этом направлении двигался Ермак, потом — Арсеньев, двигались переселенцы столыпинской волны. В этом направлении двигалась молодая советская сталинская индустрия. В этом же направлении по этапу шли заключённые, которых бросали на здешние стройки. Двигались и войска, когда готовилась война с Японией.

В последние десятилетия в этом направлении двигались идеи, формы, формулы. Владивосток, остров Русский…

И реки здесь текут в том же направлении. Здесь БАМ, Транссиб. То есть ваша область — это мощный транзит, через который несутся времена, идеи, потоки, целые поколения.

И здесь, рядом с вами, огромный, таинственный, загадочный Китай.

А какая новая волна ощущается вами сегодня? Что происходит в губернии в этом стремлении на Восток?

Василий ОРЛОВ.

После упадка начала 90-х годов, после того, как Советский Союз трансформировался в современную Россию, у Дальнего Востока был очень сложный период, Александр Андреевич. И продолжался он около десяти лет. Сложность была связана в том числе с огромным оттоком населения. Ведь ряд комсомольских строек, которые реализовывались здесь в последние годы Советского Союза (в том числе БАМ), притягивали население из других регионов. А как только нарушились устойчивые экономические связи, то большое количество людей отсюда уехало. Причём весьма активное население — молодёжь. И это создавало общий негативный фон.

Сегодня, в эпоху модернизации промышленности России, на Дальнем Востоке воплощается сразу несколько очень крупных инвестиционных проектов. К счастью, некоторые из них — на территории Амурской области. В нашей области находятся два города президентского внимания: это город Свободный, где реализуется проект Амурского газоперерабатывающего завода, а впоследствии будет реализовываться проект СИБУРа, и город Циолковский, где воплощается проект нового космодрома России — Восточный. Там уже начато строительство второй очереди, и я очень надеюсь, что рано или поздно с космодрома Восточный мы начнём осуществлять пилотируемые пуски. Мы ощущаем, что страна обратила внимание на свой форпост, на Дальний Восток, и подтверждает это внимание очень важными, серьёзными проектами.

Александр ПРОХАНОВ.

Эти проекты сказываются и на демографии?

Василий ОРЛОВ.

Бесспорно. Хотя, к сожалению, нам пока не удаётся переломить тенденцию к оттоку населения. Но я уверен, что в перспективе мы сможем изменить ситуацию. Сегодня весь мир переживает новую ментальную парадигму: люди переезжают в крупные мегаполисы. Это происходит и в Китае, и в Европе, и везде. Так что мы не являемся исключением.

Решить демографическую проблему, проблему оттока населения могут, на мой взгляд, два вопроса. Они непростые, многокомпонентные, но решать их придётся. Первый — транспортная доступность. Важны качество и доступность авиационного сообщения, в первую очередь, с Большой землёй. Второй — высококвалифицированные рабочие места, их качество и количество. Именно высококвалифицированные рабочие места создают здесь, у нас, условия для жизни и развития. И проекты, осуществляемые у нас: газоперерабатывающий завод и космодром, — позволят решить эти вопросы.

Александр ПРОХАНОВ.

Я сказал о движении, многоаспектном векторе на Восток. С появлением космодрома Восточный этот вектор как бы изогнулся и пошёл ввысь. Не сомневаюсь, что здесь начнут разрабатывать и лунные, и марсианские проекты. Более того, эти проекты уже существуют. В Москве созданы КБ, есть группы учёных, которые работают над этими темами. По существу, создаются типы лунных и марсианских поселений. И если говорить образно, то Марс и Луна станут как бы пригородами Благовещенска: от Благовещенска до Марса — рукой подать. А как вами ощущается появление этого вектора? Только лишь как кипение социальной жизни? Или оно увеличивает потенциал знаний, усиливает техническую интеллигенцию?

Василий ОРЛОВ.

Конечно, этот проект имеет огромное значение для Амурской области. И уже сегодня он даёт не только налоговый эффект и рабочие места. Принципиально важно, что он трансформирует систему подготовки кадров в регионе. В перспективе город Циолковский — это наукоград. И по мере развития на космодроме Восточный пилотируемой программы (что, я надеюсь, произойдёт), у нас будут созданы беспрецедентные условия для развития научной среды. Мы с большим вниманием и с большой надеждой смотрим на этот проект. На базе Амурского государственного университета ведётся подготовка специалистов по ряду космических специальностей. И выпускники наших вузов уже работают на космодроме Восточный. Ведётся плодотворная работа и с теми вузами страны, которые всегда занимались подготовкой специалистов для космоса. Мы рассчитываем, что это сотрудничество будет развиваться.

Космодром Восточный. Фото предоставлено пресс-службой космодрома

Александр ПРОХАНОВ.

Надо отметить, что космизм — это очень русская затея. И это не только технический и военный космос, не только космос Циолковского, но и мистический космос, космос Николая Фёдорова. А мы либо забыли, либо редко вспоминаем, что Циолковский был учеником Николая Фёдорова. Великий русский космист Николай Фёдоровин создал теорию воскрешения мёртвых. Он говорил, что первородный грех сделал людей смертными, но их воскресил, искупив их грехи, Иисус. Фёдоров считал, что первородный грех можно преодолеть и усилиями человека. Считал, что возможно соединение сверхсовременных научных знаний и особого духовного, молитвенного состояния человека и человечества. Он мечтал как бы о богочеловеке. А поскольку он и близкие ему люди верили, что воскрешение состоится, и земля наполнится всеми воскрешёнными поколениями, то Циолковский разрабатывал ракету для того, чтобы расселить людей по мирозданию. И Циолковский — создатель теории ракетостроения, первой, второй космической скорости — в глубине души был мистиком и русским космистом. Мне кажется, что когда-нибудь рядом с городом Циолковский возникнет город Фёдоров, где будут не только космодромы, но и монастыри, и новые богословские школы.

Василий ОРЛОВ.

Хочу отметить, что у нас много представителей разных конфессий в области: католики, мусульмане, достаточно большая армянская диаспора. Православных очень много. Много атеистов, кстати сказать.

И хотя церковь по законодательству отделена от государства, у нас хорошие взаимоотношения и с православной церковью, и с другими конфессиями.

Александр ПРОХАНОВ.

Вторая христианизация, о которой говорит Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, осуществляется новыми миссионерами?

Василий ОРЛОВ.

Да. Но очень важно, чтобы зерно было брошено в благодатную почву. В этом вопросе мало просто финансовых вложений, инвестиций. Надо готовить общественное восприятие. И это процесс не быстрый.

К моему большому удовлетворению, в Благовещенске идёт полномасштабное благоустройство набережной реки Амур, в рамках которого предусмотрен проект "золотой мили": это так называемая намывная территория площадью порядка 40 гектаров, где будет построен ряд объектов — в первую очередь социально-культурных. Напротив Благовещенска, как вы знаете, расположен китайский город Хэйхэ. И мы со следующего года планируем строить канатную дорогу, по которой можно будет за несколько минут добраться из Благовещенска до Хэйхэ, а из Хэйхэ — в Благовещенск.

Планируя благоустройство набережной, мы на сайте администрации города проводили голосование, и жителями Благовещенска было принято решение о строительстве на территории этой "золотой мили" храма. Думаю, сначала поставим часовню. Нужно, чтобы люди поняли, что это не просто красивое культовое сооружение, но и лицо страны.

Александр ПРОХАНОВ.

Я с удивлением и с огромным воодушевлением узнал, что в Амурскую областьпереселились староверы из Уругвая. А ведь староверы — очень осторожные и осмотрительные люди. Они испытали на своём веку много и за границей, видимо, немало хлебнули. И если они решили приехать сегодня в Россию, значит, в России всё хорошо. Да, много всякой тьмы, сумерек, и либеральные опросы говорят, что чуть ли не половина россиян хочет уехать из страны, но если староверы сюда приехали, то это как ласточки прилетают: значит, будет весна. А что их переезд в область даёт вам?

Василий ОРЛОВ.

Мы очень надеемся, что это действительно первые ласточки. Это, безусловно, очень симптоматично, и говорит о том, что люди, видя нашу жизнь со стороны, понимают, что Россия меняется, в частности, меняется Дальний Восток. Мы оказываем этим людям поддержку в рамках наших полномочий. Ведь они попадают в принципиально иную ментальную среду, потому что та Россия, из которой они уезжали, и та Россия, в которую они вернулись, сильно отличаются. За это время много исторических событий произошло.

Для нас пока это всё-таки ещё экзотика, но надеемся, что в перспективе их переселение к нам будет хорошим знаком, и сможет привлечь не только людей из дальнего зарубежья, но и наших соотечественников, которые приедут на новый российский Дальний Восток. А предпосылки для создания нового российского Дальнего Востока уже есть. Это и возведение промышленных предприятий, объектов, о которых мы с вами говорили, и самое главное — внимание руководства страны к развитию Дальнего Востока.

Александр ПРОХАНОВ.

К прибывшим староверам надо отнестись бережно. Я в своё время ездил на Ставрополье, куда из Турции приехало около тысячи булавинских казаков, которые при Петре эмигрировали. И они после возвращения все как бы растворились. Они живут среди населения, молодёжь идёт в институты… И вот исчезла неповторимость. Это неизбежно, конечно.

Но в то же время мы же сберегаем, например, неповторимость наших северных народов, считая, что это уникальное явление России. Оберегаем хантов, ненцев, коряков, потому что полагаем, что этот элемент драгоценен для нашей цивилизации, нашей державы. Может, проявлять такое же отношение к староверам? Хотя, думаю, всё-таки их "засосёт" наша действительность.

Василий ОРЛОВ.

Да, наверное, потому что, к сожалению, пока их слишком мало. Так что процесс ассимиляции неизбежен, как мне кажется, погружение в русскую культуру имеет объективный характер.

Александр ПРОХАНОВ.

Помимо таких проектов, как завод по газопереработке и космодром, здесь создаётся ещё и мощный энергетический узел — строятся гидроэлектростанции. Первой была Зейская, и я помню, как её строили. А Бурейская ГЭС — по существу первая станция новой России. Сейчас строится Нижне-Бурейская. И возникает ощутимый энергетический сгусток.

Василий ОРЛОВ.

В развитии экономики региона можно отметить семь основных направлений: космос, газонефтехимия, энергетика, сельское хозяйство, туризм, транспорт и добыча полезных ископаемых. Мы стабильно занимаем третье место в России по добыче золота. Дальний Восток и Амурская область принципиально отличаются от остальных территорий России тем, что у нас огромное количество неразведанных запасов. Или же запасов, которые уже стоят на балансе, но месторождения ещё не разработаны. Это не только золото, но и другие полезные ископаемые: редкоземельные металлы, уголь. Для развития региона это создаёт огромный потенциал.

Наш регион относится к рискованному земледелию. Тем не менее сельское хозяйство — традиционное для нас направление. У нас миллион двести тысяч гектаров пахотной земли, и мы являемся житницей Дальнего Востока. Например, почти половина сои в стране — больше миллиона тонн — выращивается у нас.

В прошлом году на трёх гидроэлектростанциях, которые расположены у нас в области, было сгенерировано порядка 14 миллиардов киловатт-часов электроэнергии. Примерно половину мы употребили сами, остальное продали: большую часть — в Хабаровск и Приморье. Небольшая часть этой электроэнергии, порядка 3 миллиардов киловатт-часов, продана в Китай.

Александр ПРОХАНОВ.

Дальний Восток сейчас и сам нуждается в электроэнергии.

Василий ОРЛОВ.

Безусловно. Главным энергопотребителем является РЖД, ведь у нас проходят две магистрали — БАМ и Транссиб. Сегодня государство тратит огромные средства для расширения пропускной способности, для электрификации БАМа. И мы понимаем, что наш энергетический потенциал вскоре едва будет перекрывать потребности, в том числе железной дороги. Поэтому с коллегами из Минэнерго мы обсуждаем вопрос строительства 4-й гидроэлектростанции — Нижне-Зейской.

Благовещенский кафедральный собор, памятник генерал-губернатору Восточной Сибири Николаю Муравьеву-Амурскому и митрополиту Иннокентию

Александр ПРОХАНОВ.

Для области огромная тема — это Китай. Помню, когда я в первый раз сюда приехал, Благовещенск казался столичным городом, а на той стороне — крохотный барачный Хэйхэ с кривыми нелепыми трубами, наверное, это были индивидуальные котельные. Прямо напротив набережной на той стороне было поле, и по нему шёл крестьянин, погоняя запряжённого вола, который тащил то ли плуг, то ли соху. Сейчас Китай — это по существу другая цивилизация. Вообще, при наших сложных отношениях с Западом альянс с Китаем — крайне актуальная тема. Китай даёт нам передышку в нашей конфронтации с Европой и с Америкой.

Но с другой стороны, мои друзья, которые бывают в Китае, возвращаются оттуда с комплексом неполноценности под впечатлением от потрясающего китайского взлёта, взмаха. Эти хайвеи, небоскрёбы…

А даёт ли нам Китай какие-то новые знания, новые представления о том, что надо делать, как вести хозяйство, извлекаем ли мы уроки? Ведь китайский вариант экономики пока что у нас не привился. Мы двигаемся в других парадигмах. Вот что такое для Благовещенска — Китай?

Василий ОРЛОВ.

Для Благовещенска Китай — это близкий друг и сосед. У нас действительно были непростые отношения в истории. Но сегодня, к счастью, эти отношения находятся на очень хорошей, дружеской волне. Для нас, конечно, Китай — это большой опыт. Мы с интересом наблюдаем, как развивается город Хэйхе, который находится прямо напротив Благовещенска. Это развитие на наших глазах происходит. Да, этот город за последние годы пережил революционный всплеск. В частности, город Хэйхэ вырос во многом благодаря тому, что в Китае есть государственная программа развития приграничных территорий. Сегодня и у нас есть аналогичная программа — "Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона". И в том числе набережная Благовещенска строится за счёт федеральных средств. Мы перенимаем китайский опыт и понимаем, насколько важно развивать приграничные территории.

Во взаимодействии с Китаем, прежде всего, необходимо развивать транспортную инфраструктуру. И у нас завершается строительство мостового перехода Благовещенск — Хэйхэ. В конце 2019 года этот автомобильный мост будет запущен. В проработке два проекта железнодорожных мостов. Один — в створе строящегося автодорожного моста Благовещенск — Хэйхэ. А второй мост — на севере, это переход Джалинда — Мохэ. И он создаёт перспективы для развития северного пути, потому что даёт нам прямой выход на Нерюнгри, на Якутию в целом, по железной дороге. Проекты очень непростые с точки зрения реализации межправительственных соглашений и находятся в стадии проработки. Чтобы с Китаем начать полноценно взаимодействовать, в том числе торговать, обмениваться технологиями, необходимо строить транспортную инфраструктуру.

К этой же инфраструктуре можно отнести и строительство уникальной трансграничной канатной дороги над рекой Амур. Мы рассчитываем, что в следующем году начнем её строить: есть инвесторы и с нашей, и с китайской стороны.

Всё это позволит не только значительно увеличить туристический поток, но и повысить качество культурного обмена, потому что у нас с Китаем проводится огромное количество совместных культурных мероприятий. И как некий апогей культурного сотрудничества в этом году на Восточном экономическом форуме мы представили совместную экспозицию Амурской области и провинции Хэйлунцзян. И представили её лидерам двух стран — Владимиру Владимировичу Путину и Си Цзиньпину, которые пришли на нашу экспозицию.

У нас проходит ряд традиционных мероприятий в сфере культуры и спорта. Например, ежегодная Ярмарка культуры и искусства, проводится ежегодный совместный заплыв через реку Амур. В этом году уже в третий раз пройдёт международный хоккейный матч на льду реки Амур. Я назвал только основные, ключевые мероприятия, а их ежегодно проводится несколько десятков. И для нас это очень важно, потому что мы пытаемся посмотреть на взаимоотношения глазами восточного соседа.

Чем принципиально отличается восточная философия от западной? Тем, что для восточного человека необходимо, чтобы взаимоотношения между партнёрами выстраивались на основе взаимопонимания, в том числе культурного и ментального взаимопонимания. Это принципиальная позиция восточных людей. Очень важно, чтобы мы разговаривали на одном языке. И когда есть общий интерес, общие ценности в культуре, в спорте, в искусстве, то все остальные бизнес-процессы, научные процессы гораздо легче идут. У западных людей иначе. Они считают, что нечего тратить время на ненужные, на их взгляд, непрактичные вещи. Вот есть бизнес-процесс, вот бизнес-кейс, давайте быстрее всё это решим. Вот нам прибыль, вот — затраты…. На Востоке это работает иначе.

Александр ПРОХАНОВ.

Теперь мой любимый вопрос — о мечте. Все народы мира, даже самые маленькие — мечтатели. В каждом народе заложена какая-то таинственная энергия, загадочная сила, влекущая их вперед по историческому пути. Если народ теряет мечту — он исчезает. И если народ мечту замещает целью, он тоже исчезает: достигает цели и исчезает. А русский народ — один из самых мечтательных, потому что только мечта могла перенести нас через чёрные пропасти нашей истории, через смутные времена, через крах 90-х годов, только вера в путеводную звезду заставила нас воскреснуть после гибели и смерти. Губернаторы, хотя они заняты железными дорогами, ЖКХ, производствами, по природе — мечтатели. Они просто вынуждены заглядывать за горизонт, то есть мечтать. Как вы, Василий Александрович, понимаете амурскую мечту и свою собственную?

Василий ОРЛОВ.

Я дальневосточник в четвёртом поколении, Александр Андреевич. Поэтому на 100% могу считаться амурчанином, дальневосточником. И скажу вам так: дальневосточник — это звучит гордо. У меня отец — военный, я в своё время учился в школе в Москве, позже в институте там учился. И всегда ментально чувствовал себя дальневосточником. А одна из характерных черт людей, которые здесь живут, это то, что люди ощущают себя гражданами, выполняющими государственную задачу по сохранению территорий, по охране границ. Благовещенск ведь долгое время был закрытым городом, потому что у нас были непростые взаимоотношения с Китаем, здесь достаточно большая группировка стояла, которая защищала границу. И в крови у каждого дальневосточника есть понимание: мы — на страже рубежей Родины!

Река Зея

А что касается дальневосточной мечты, то, как любой человек, каждый из нас хочет, чтобы наш край развивался, чтобы Родина ценила то, что у России есть Дальний Восток, то, что есть люди, которые живут на Дальнем Востоке. Жизнь ведь здесь очень непростая. Из-за расстояния, из-за логистики мы очень оторваны от центра, а ментально — очень русские, и это не просто переживать — свою оторванность.

У российского Дальнего Востока очень большие перспективы. И государству под силу сделать так, чтобы жизнь на Дальнем Востоке была долгой, счастливой, чтобы люди хотели бы здесь жить, не стремились уехать, а наоборот, приезжали сюда. Такая вот у нас мечта — оставаться хранителями рубежей Родины. Чтобы Родина любила нас, как мы любим её.

Александр ПРОХАНОВ.

Спасибо, Василий Александрович, за беседу. 

Василий ОРЛОВ.

Вам спасибо большое, Александр Андреевич.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать "Завтра" в ленте "Яндекса"

Продолжение: http://zavtra.ru/blogs/ot_blagoveshenska_do_marsa

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic