Categories:

Слово дня: ВОЙНА

Почему так важны промежуточные выборы в США 

Михаил Хазин: Начать нужно с того, что, с конца 70-х годов, политику США (а с 1991 года — практически всего мира) определяет мировая финансовая элита, элита «Западного» глобального проекта. Такую возможность она получила благодаря очень качественной работе, когда в результате последовательного процесса (наиболее яркими, реперными точками которого стали создание ФРС в 1913 году, Бреттон-Вудская конференция 1944 года и начало «рейганомики» в 1981 году) она стала контролировать большую часть мировой экономики.
Но главной причиной стало то, что тот инструмент, эмиссия денег, который после 1913 года она получила в свои руки (до 1913 года этот инструмент находился в руках государства), обеспечивал реальный экономический рост. Можно много спорить о том, насколько это был «правильный» механизм, но с точки зрения общества, уж коли он давал постоянный рост доходов граждан, он был вполне допустим и даже одобряем. Беда в том, что с начала XXI века он стал давать серьезные сбои, а с 2008 года вообще работать перестал. То есть, та доля общественного пирога, которую получали и получают финансисты, перестала компенсироваться общим ростом самого пирога. 

До того, финансисты увеличивали свою долю (в процентах от общего объема производимых благ), но поскольку рос и сам пирог, то и все остальные увеличивали свою потребление, пусть не в относительной доле, но в абсолютном выражении. А последние лет 10 эта доля стала ощутимо сокращаться и народу это очень сильно не нравится. Ни в США, ни в Западной Европе, ни в других регионах мира. И, соответственно, очень активизировались противники финансистов, прежде всего, элитные группы альтернативных глобальных проектов. И, в первую очередь, Капиталистического.

Экономическая суть предложений представителей этого проекта (который на сегодня носит сетевой характер, причем с явными националистическими оттенками) состоит в возврате к индустриальному производству, только сильно более эффективно реализованному (с учетом достижений информационной революции и методов цифрового управления). Разумеется, если потеснить финансистов, то существенно упадет совокупный спрос, который сегодня поддерживается за счет соответствующих технологий (средний долг домохозяйств в США сейчас примерно в два раза выше максимальных исторических значений). Но с учетом того, что доля финансового сектора в перераспределении богатств выше исторических на порядок (примерно 5 и 50%), то не исключено, что ресурс для восстановления разумного производства удастся реализовать. То есть идея возврата к промышленной экономике не совсем утопична.

Для конкретных стран (США, в первую очередь) эта идея сочетается с мыслью о том, что поднять собственное производство можно за счет конкурентов, в первую очередь, Германии и Китая, которые сегодня имеют колоссальный профицит в торговле с США. Разумеется, для этих стран это приведёт к падению уровня жизни населения, но конкуренцию никто не отменял, а националистические моменты, свойственные Капиталистическому глобальному проекту, такому подходу совершенно не противоречат.

Соответствующие идеи в политической жизни США впервые проявились по итогам промежуточных выборов 4 ноября 2014 года (о чем я и сказал в процессе обсуждения их результатов на Дартмутской конференции в Дейтоне утром 5 ноября), поскольку до населения начало доходить, что ТАК (то есть по законам финансистов, в рамках правил «Западного» глобального проекта) жить уже больше нельзя, а никто другой, кроме представителей Капиталистического проекта пока внятной (то есть с попыткой сохранения уровня жизни населения) альтернативы не предлагает. Ну а представители Капиталистического проекта говорят вещи простые и интуитивно понятные: восстановим национальное промышленное производство, ограничим возможности для вывоза капитала и неравноценного ввоза товаров, которые можем произвести сами, вернемся к (разумному) изоляционизму.

Еще раз повторю то, что не говорится, но подразумевается: внутреннего рынка для восстановления промышленного производства в полном объеме не хватит, но это не так важно, поскольку мы получим дополнительный ресурс от того, что не нужно будет кормить финансистов. Ну и заодно масштаб цен изменится в более адекватную сторону за счет того, что перестанут работать эмиссионные механизмы. Кроме того, разного рода противные человеческой природе либеральные концепты (ювенальная юстиция, однополые браки и прочие модели разрушения семьи) большинство людей сильно раздражают, а поскольку внедряются они финансистами (если демократия — это власть демократов, то либерализм — это власть финансистов), то терпят их только до тех пор, пока уровень жизни ощутимо растет.

Продолжение: http://zavtra.ru/word_of_day/sudnij_den_2018-11-06


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic