Categories:

Александр Розочкин: Галич на все времена

Беседуем с дочерью изгнанника-поэта и барда Алёной Архангельской-Галич

Девятнадцатого октября Александру Аркадьевичу Галичу исполнилось бы девяносто пять лет. Член Союза писателей СССР и член Союза кинематографистов СССР официально, поэт и бард по призванию, Галич стоит особняком в культуре и искусстве «оттепели» и «застоя». Он не похож ни на кого, может быть, именно потому, что в этой самой, зачастую безыскусно-искусственной псевдокультуре лозунгов, помпезности сиречь официоза, умудрился, сумел, смог, отважился привнести в авторскую песню идею гражданского долга. Удалось ему некрасовского гражданина соединить с поэтом «союза» советских писателей. Сподобился Галич, не будучи в рядах вроде-либерального и типа-интеллигентского антисоветизма, петь что думает, говорить что чувствует, читать, чем дышит и заработать тем самым у власть имущих репутацию неблагонадежного, застолбить имидж инакомыслящего, «заслужить» ярлык диссидента. Выжили Галича из творческих союзов, выжили Галича и из Союза. Лежит Галич нынче в Париже, на Сен-Женевьев-де Буа… А в столице постсоветской России, в Доме Кино, седьмого декабря  должен состояться вечер памяти Александра Аркадьевича. Мы беседуем с дочерью изгнанника-поэта и барда Аленой Архангельской-Галич.

«ЗАВТРА». Алена Александровна, как прошёл юбилей отца? Кто поздравил? Кто не забыл?

Алёна АРХАНГЕЛЬСКАЯ-ГАЛИЧ.  Немногие оставшиеся в живых друзья и почитатели таланта, ну и родственники, конечно.

«ЗАВТРА». А что-нибудь более-менее официальное? СМИ хоть как-то отреагировали?

Алёна АРХАНГЕЛЬСКАЯ-ГАЛИЧ.   Да кому из российских чиновников нужен Галич? Они или не знают, кто это или знать про него не хотят. Как, впрочем, и собственную страну и собственный свой народ, которому они вроде как слуги, которому они, по их же сугубо официальной версии, денно и нощно верой и правдой служат. Что касается СМИ – вышла на канале «Культура» одна более-менее добротная программа «Я – внук Александра Галича!» с моим сыном Пашкой, которая была смонтирована еще лет десять назад до этого. Вот только сейчас вытащили ее на свет Божий. Еще на какой-то радиостанции не то хотели что-то сделать, не то сделали что-то – мне так и не сообщили… ЦДЛ, спасибо, не забыл. Сделали вечер. Хороший, добрый, душевный вечер. Людей много пришло. Была воистину теплая и дружеская обстановка, с неподдельным взаимным интересом людей в зале и людей на сцене. Возможно потому, что и те, и другие стараются быть людьми. …ЦДЛ, к слову, каждые пять лет проводит вечера, посвященные памяти Галича. Что касается прессы, то ей всё до лампочки. Вы – исключение. Признаюсь, я приятно удивлена, что уважаемая мною газета «Завтра» вспомнила о Галиче, не забыла, что был у нас с вами такой поэт.

«ЗАВТРА». У газеты «Завтра»  - хороший вкус и отличная память! (Смеемся вместе.) Алена Александровна, как известно, Александр Аркадьевич покоится на чужбине. В Париже. На русском, если хотите, белогвардейском кладбище Сен-Женевьев- де Буа. В последнее время известны случаи перезахоронения эмигрантов на Родине. У Вас не возникало желания вернуть Александра Галича в Россию?

Алёна АРХАНГЕЛЬСКАЯ-ГАЛИЧ.  Во-первых, когда я недавно узнала о перезахоронении Антона Ивановича Деникина в Донском монастыре, я сразу подумала: «Потомки Деникина давали на это согласие?».

Что касается моего мнения, то  я категорически против. Была, есть и буду! Александр Галич как никогда не был диссидентом, так никогда и не считал себя эмигрантом, не являлся эмигрантом, потому что всегда и везде подчеркивал, что он – русский православный человек, хотя и с еврейской кровью. У него был паспорт беженца, он так и не взял ничьего гражданства… Францию ему «презентовала» брежневская эпоха. Он уезжать никуда не хотел, в мыслях даже не было – уж я-то знаю! Перед ним буквально закрыли, нет – защелкнули, захлопнули все двери! Галичу банально перекрыли кислород как в творческой, так и в человеческой ипостасях после одного единственного (вдумайтесь – одного единственного!) сольного концерта, который состоялся в Новосибирске, в тамошнем городке Академии наук. Отец выступал с теми мыслями, чувствами, размышлениями, догадками, которыми считал необходимым поделиться с людьми, сидящими в зале. В этом не было ничего нового! Это было так на него похоже! Но – видно это стало последней каплей в чашах кабинетного терпения официозных перестраховщиков. С этого все началось… Его не судили, нет, его не сажали (времена стояли другие). Его как будто стерли ластиком. Только и всего или же по-другому – вот и все. …Отец был автором сценария энного количества советских художественных фильмов. Не самых плохих надо сказать фильмов! Таких как «Верные друзья», «На семи ветрах», «Третья молодость», «Государственный преступник», «Дайте жалобную книгу!», «Вас вызывает Таймыр»… В общем-то, сегодня они считаются классикой отечественного кинематографа. А тогда, после исключения или, лучше сказать, изгнания из союзов кинематографистов и писателей, фильмы оказались или на полке, или демонстрировались без Александра Галича в титрах. А ведь были еще непринятый сценарий «Чайковского», непринятый сценарий «Последний выстрел», изначально принятый, но запрещенный позже сценарий трёхсерийного «Федора Шаляпина», по которому вообще вышла резолюция-директива: «Сжечь!». …Вы думаете, я это забыла, я им это простила? После этого вы хотите, чтобы я возвратила отца сюда? Вы думаете – чиновники хоть чуточку изменились? Да не в жизнь! …Вы знаете, как я «пробивала» мемориальную доску отцу повесить, повесить на стену дома, где он жил, по улице Черняховского, что недалеко от метро «Аэропорт»? Чего я только не выслушала от «власть имущих». Как вам, например, такая бредятина, что установление мемориальной доски Галичу будет портить окружающий городской ландшафт, хотя в двух шагах  - доски Марку Фрадкину и Константину Симонову? А? Каково?! А когда мы с близкими друзьями, поняв тщетность обивания порогов, решились это сделать самостоятельно и за собственный же счет – глубокой ночью раздался телефонный звонок от лужковского чиновника Тантлевского, и мне вполне серьезно сказали, что в случае самоличного установления памятной доски Александру Галичу, я могу быть арестована и заключена под стражу до выяснения обстоятельств за нарушение общественного порядка и хулиганство. А это, между прочим, была уже «свободная, демократическая Россия», декабрь 93-го шел, Конституцию как раз принимали… Каково вам такое? На открытии мемориальной доски было много журналистов, телевизионщиков, включая западных – вероятно, поэтому с ней не решились ничего сделать. Но – грязью, вернее тушью, через некоторое время облили, в прямом смысле этого слова. Вытирала собственными руками...

«ЗАВТРА». В принципе, вы уже ответили отчасти на следующий вопрос, но – тем не менее: как, по-вашему, отнесся бы Александр Аркадьевич, будь он живой, к сегодняшней постсоветской России? Принял бы он страну, свободную от однопартийной диктатуры Политбюро ЦК КПСС? Как бы, и главное, кем бы чувствовал он себя здесь и сейчас?

Алёна АРХАНГЕЛЬСКАЯ-ГАЛИЧ.  Однозначно - нет! Не принял бы Галич «такую» страну, где свобода – одна вывеска. Где ложь и лицемерие возведены в норму на государственном уровне. Не принял бы Галич казнокрадства «от Москвы до самых до окраин». Не принял бы на дух отец бюрократию, перед  которой пресловутая советская, сотни раз разоблаченная и высмеянная – чистый пустяк, детский лепет какой-то! Как бы мог отнестись Галич к нуворишам, к власти «золотого тельца», к культу денег ради денег, во имя денег, во благо денег и – вызванному этим самым чудовищному расслоению общества, которого нет и в Зимбабве? Как бы он, одухотворенный, начитанный и умнейший человек, чувствовал себя среди вопиющего невежества, не стесняющегося своего невежества, среди отсутствия элементарнейшего образования по хрестоматийнейшим вопросам, когда, к примеру, студент «на чистом глазу» утверждает, что Михаил Юрьевич Лермонтов был женат на Анне Карениной? Кем бы он, Галич, ощущал бы себя в атмосфере, когда одряхлевшая однопартийность само-разложившейся КПСС сменилась на однопартийную же «единороссию», «чудную» изначально и зачастую с теми же самыми «партийцами», а, так называемые, оппозиционные партии – лишь филиалы партии власти, а вся игра в оппозицию и все игры оппозиции – лишь концерты по заявкам власти, потому как пресловутая оппозиция – карманная по сути? – Даже отвечать не надо! …Подписался бы под словами Зиновьева: «Стреляли в коммунизм, а попали в Россию!».

«ЗАВТРА».  Можно ли истолковать ваши слова таким образом, что в сегодняшней обстановке Галич, если бы и не сошелся в открытую, то был бы вполне лоялен, допустим, к идейным, принципиальным коммунистам, а то и к передовому отряду сталинцев-прохановцев?

Алёна АРХАНГЕЛЬСКАЯ-ГАЛИЧ.   Я за него ответить не могу… Думаю, что он бы держал нейтральную позицию. Взвешивал бы все «за» и «против». …Если вы почитаете его поэму о Сталине, там вы непременно найдете строки как ломали бюст Сталина. И – рыдали все вокруг! И вохровцы и зэки рыдали! Вохровцы и зэки – рыдали одновременно! А все почему? Почему так случилось? Из чего вышло, родилось, сложилось такое единение антагонизмов, такое единство непримиримых доселе противоположностей? А очень все просто – все в него, Сталина, верили. Все! Такое было время… Сейчас тоже времечко хоть куда – никто ни во что, ни в кого, никому не верит, даже порой самим себе. …Отец видел ошибки, если хотите, перегибы, перехлесты сталинской эпохи, но – он не мог не видеть достижения сталинского Союза Советских Социалистических Республик, он не мог не оценивать победы сталинской России. Да! Пусть сталинской, но – России! …А сейчас? А сейчас какие достижения, какие победы, какая Россия? Какие достижения – такая и Россия, какая Россия – такие победы…

«ЗАВТРА».  Как сейчас обстоит дело с наследием Галича? И есть ли у Галича творческие наследники, продолжатели его дела, его гражданского слова в поэзии и в авторской песне?

Алёна АРХАНГЕЛЬСКАЯ-ГАЛИЧ.  Что касается творческого наследия Александра Галича в виде рукописей, сценариев, записей – оно делится приблизительно пополам. Хранится у меня и в ЦГАЛИ, в Центральном Государственном Архиве Литературы и Искусства. Скажу больше! К моей искренней радости, как и к радости всех почитателей отца, впервые за тринадцать лет вышла книга с его стихами и песнями, которые, кстати, всегда можно читать и как самостоятельные стихотворения. В отличии от энного количества его, извините, коллег…

«ЗАВТРА».  Вы сказали: «Впервые за тринадцать лет…». А что было до этого? Неужели всё было глухо?

Алёна АРХАНГЕЛЬСКАЯ-ГАЛИЧ.  Почему же? Галича периодически издавали. И в годы Перестройки, и в «лихие девяностые». В Екатеринбурге, например, выходила книга  тиражом пятьдесят тысяч экземпляров. Но – с 2000-го и до последнего времени все заглохло. Даже имя Галича нигде не упоминали!

«ЗАВТРА». В Екатеринбурге вышло 50000 экземпляров. А нынешний тираж какой?

Алёна АРХАНГЕЛЬСКАЯ-ГАЛИЧ.  Три тысячи…

«ЗАВТРА».  Но это ведь ничтожно мало для поэта такого масштаба?

Алёна АРХАНГЕЛЬСКАЯ-ГАЛИЧ.  А что делать? И за это спасибо…

«ЗАВТРА». Галич, извините, классик. Классики должны быть в библиотеках. В нормальных библиотеках, не интернетовских. В библиотеках, где книгу можно взять в руки, почувствовать ее запах, подружиться где с книгой можно, если хотите! Но – возьми одну Москву, со всеми ее городскими, ведомственными, районными, университетскими, институтскими, школьными и т.д. библиотеками – даже по одной книжке на всех не хватит…

Алёна АРХАНГЕЛЬСКАЯ-ГАЛИЧ.  А не все станут особо переживать. Например, школьные. После ЕГЭ-реформы – им что Галич, что Голицын, что Галиция, что Галкин.

«ЗАВТРА». Вернемся всё же к предыдущему вопросу. Важно понять, по вашему мнению, есть ли сегодня продолжатели Александра Аркадьевича в стихах, есть ли последователи Галича в авторской песне?

Алёна АРХАНГЕЛЬСКАЯ-ГАЛИЧ.  Возможно, что они и есть. Я очень надеюсь, что они есть. Я даже уверена, что они есть! Их просто не может не быть в такой огромной и талантливейшей стране, как Россия, где не все, я глубоко уверена – далеко не все стали аморфными, амебными потребителями, в которой, конечно же – не всем все «по барабану». Но – они по хрестоматийным причинам сегодняшней системы «ценностей» особо неизвестны. Ну, а те, кто на плаву, включая Грушинский типа-фестиваль – давно «покрылись жирком», скурвились, обслуживают «златого тельца».

«ЗАВТРА». А что если сделать конкурс авторской песни и (или) фестиваль поэзии им. Александра Галича?

Алёна АРХАНГЕЛЬСКАЯ-ГАЛИЧ.  Интересная мысль. Почти идеалистическая. Будем думать.

«ЗАВТРА». И в завершение. Алёна Александровна, какие, на ваш взгляд, строки Александра Аркадьевича более всего подходят текущему моменту? Созвучны ему? Живописуют его?

Алёна АРХАНГЕЛЬСКАЯ-ГАЛИЧ. 

«…И ночью, и днем твержу об одном:

     Не надо, люди, бояться!

     Не бойтесь тюрьмы, не бойтесь сумы,

     Не бойтесь мора и глада,

     А бойтесь единственно только того,

     Кто скажет: «Я знаю, как надо!»,

     Кто скажет: «Идите, люди, за мной,

     Я вас научу, как надо!»

     …Гоните его! Не верьте ему!

     Он врет! Он не знает – как надо!»

«ЗАВТРА». …Есть подозрение, что это от Ленина до после-после-после-завтрашнего тысячелетия.

Алёна АРХАНГЕЛЬСКАЯ-ГАЛИЧ.  К сожалению или же к счастью, вы абсолютно правы.

Продолжение: http://zavtra.ru/blogs/galich-na-vse-vremena

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic