Сергей Солнцев, Андрей Фефелов: Беспечное человечество

О стратегии выживания цивилизации 

"ЗАВТРА". Сергей Викторович, вы — человек, представляющий собой очень тонкий авангардный интеллектуальный слой позднего СССР. Я бы хотел обратиться к вам с рядом вопросов о жизни и в первую очередь — о будущем. Оно не сформулировано, его образ весьма размыт. На Западе преобладают апокалиптические сценарии: в голливудских фильмах всё "съезжает" в катастрофику. В России в массовом сознании образ будущего сводится к сугубо прагматичным передвижкам в соцвопросах — типа дискуссий о пенсионном возрасте… C какими требованиями и критериями мы можем подходить к будущему?

Сергей СОЛНЦЕВ. Очень важный вопрос. Только замечу, что я не футуролог, а специалист по теории систем. На Западе пытались таких людей называть "дженералистами" — в противоположность "специалистам". Вот с этих позиций я и могу быть интересен.

Будущее не всем необходимо. Подавляющее большинство людей довольствуется настоящим, относительно малая часть общества интересуется прошлым, читает исторические книги. И уж вовсе ничтожная часть населения всерьёз размышляет о туманном, пугающем своей неопределённостью будущем.

Образ будущего необходим жизненно тем людям, для которых он становится спасительным образом "выхода" из той ситуации, в которой мы находимся, движущей и мобилизующей силой, укрепляющей надежду.

Конечно, формы и средства, используемые сейчас общественными и политическими группами, не способны создать целостный образ того, что реально и произойдёт. Как не существует и "машины", которая могла бы выдавать осмысленные и обоснованные предсказания — те, которые сбывались бы.

"ЗАВТРА". Но хоть что-то о будущем можно сказать?

Сергей СОЛНЦЕВ. Можно, и достаточно много вполне определённого. Я собираюсь это сделать в кратких формулах, "грубыми мазками".

Во-первых, я считаю, что человечество перешло некоторую "границу" после Второй мировой войны: сейчас оно вполне способно себя уничтожить. И если не предпринимать защитных мер, это и произойдёт. Вероятность негативных событий может быть сколь угодно малой, но если она специальными усилиями не будет принудительно сведена к нулю, то такие события обязательно случатся — рано или поздно. А такой ход событий должен быть исключён! К этому моменту монопольная "охранная миссия" Природы в отношении рода людского блестяще и с успехом завершается, и начинается новая эра — "совместное патрулирование периметра безопасности человечества" Природой и людьми.

Разумеется, против взрыва сверхновой, которая облучит Солнечную систему уничтожающим излучением, мы также бессильны, как и раньше. Но всё остальное, до чего можем "дотянуться" собственными усилиями, должно обеспечивать наше выживание.

"ЗАВТРА". Это и есть главный критерий, который мы применяем к будущему?

Сергей СОЛНЦЕВ. Это задача наших действий. Человечество получило в результате своей энергичной эволюции такое задание "от обстоятельств". Если не учитывать обстоятельства, то нет и никакого задания. Можно не учитывать поезд, который на тебя едет, потому что ты сидишь на рельсах. Но лучше всё-таки его учесть и уйти. Если мы не хотим быть жертвой обстоятельств, то должны вести себя адекватно.

Во-вторых, человечество теперь несёт за свою судьбу прямую ответственность. И в идеале оно должно поставить под контроль абсолютно все угрожающие его существованию моменты!

Можно высказаться ещё резче: сама биологическая эволюция, Природа, "экспериментируя" с сохранением жизни, добилась выдающихся успехов, в то время как "разумное человечество" бездумно транжирит доставшийся "за так" природный дар — потенциал собственной жизнеспособности.

"ЗАВТРА". А в чём эти успехи?

Сергей СОЛНЦЕВ. Приведу лишь несколько примеров — "вершин" природной изобретательности, из громадного их числа.

Природе удалось "открыть" индивидуальную смерть, при сохранении вида через воспроизводство и размножение. Обновляющиеся поколения не накапливают болезни и прочие приобретённые за жизнь физические недостатки отдельных особей. Постоянное воспроизводство вида позволяет лучше адаптировать сам этот вид к меняющимся условиям.

Далее: акт, связанный с воспроизводством, теперь занимает по сравнению с жизнью индивида довольно незначительное время, при этом передаётся ничтожное количество материального вещества, и сама эта передача защищена.

А ведь вначале живые были "бессмертными", пока пребывали в неизменных условиях; они не рождались, а образовывались, "собирались", как на конвейере. Много позже клетки научились делиться.

Представьте себе, что было бы при делении людей?! Вот он сидит, обедает, ходит на работу, а потом вдруг говорит: "О, у меня митоз", — и берёт отпуск на три дня. Садится где-то, начинает пухнуть, дрожать, потом — бах! — и выходят два одинаковых человека, весёлых, посвежевших, в новых костюмах, с одинаковыми портфелями…

Но митоз уязвим, поэтому Природа не пошла по этому пути. Она ценой невероятных ухищрений добилась того, что акт, связанный с воспроизводством, изменился и стал технологически чрезвычайно надёжным!

Волки, знаете ли, в неволе не размножаются, а человек размножается… Чтобы освободить руки, эволюционирующему виду пришлось с четырёх конечностей встать на две. Последовавшая эволюция скелета осложнила процедуры вынашивания и родов. Похоже, что именно в ответ на вновь появившиеся сложности воспроизводства, человечество выработало способность размножаться гораздо интенсивнее: в любом месте, в любое время года — независимо от цикла воспроизводства растений, ведь руки теперь позволяли строить кров, заводить семейный очаг, разводить огонь, делать запасы пищи.

Природа, заботясь о всесторонней защите воспроизводства, пошла на чрезвычайные ухищрения. А род людской в массе своей по-прежнему живёт не задумываясь, полагая, что Солнце будет светить ему вечно…

Наши относительно недавние пращуры ещё видели летом Москву-реку замёрзшей. То есть мы вовсе не застрахованы от самых удивительных природных событий, которые могут разом, как ластиком, стереть три четверти нашей цивилизации. Мы об этом не думаем, даже живя в зонах высокой сейсмики или регулярных наводнений.

"ЗАВТРА". Беспечное человечество…

Сергей СОЛНЦЕВ. Да, и это следствие скачка излишне самонадеянной цивилизации. Но ведь формы выживания можно копировать у самой природной жизни — её принципы тщательности и сверхнадёжности, с которыми та пришла к своим достижениям, о которых мы только что говорили.

Обратите внимание: люди воспроизводятся не только биологически. В мозг новорождённого животного "впаяны" необходимые инстинкты: сразу после "выпадения" из матери он начинает ходить, умеет следовать за ней, он уже почти готов к жизни. Человек не готов к жизни "cразу": ему требуется значительное время на биологическое дозревание, освоение первичных функций, начало вхождения в социальное измерение. Если к социализации подходить как к продолжению воспроизводственного процесса, то есть так же тщательно, то принципы его защиты должны быть положены и в основание социализации: социальное "воспроизводство" людей должно стать таким же изощрённо надёжным, как и биологическая репродукция, а, может быть, и более того.

"ЗАВТРА". Как вы себе представляете это на практике?

Сергей СОЛНЦЕВ. Это значит, что так же, как мы защищаем себя от вредных внешних воздействий: грязной воды, ядовитых растений, просроченных продуктов, — мы должны оберегать подрастающее поколение от тлетворных социальных влияний. Возможно, на самых первых порах новой народившейся жизни это должно выглядеть как полная изоляция. Постепенно допускаются отдельные формы внешнего влияния, с которыми человечек уже сможет справляться. И только когда появится уверенность в том, что он к этому готов, его можно выпускать в реальную жизнь.

Но проблема состоит в том, что часто ни родителям, ни детям не хочется жить по-старому. Однако никто не знает, как жить "по-новому" правильно — хотя бы так, чтобы не стало хуже. Даже те, кто зовёт в "дивный новый мир"… Разумеется, эту проблему должны решать с разных концов люди всевозможных специализаций: социологи, системные аналитики, испытатели всех мастей, инженеры, проектировщики, строители, эксплуатационщики, — но базовой основой их деятельности должен быть принцип куда более строгий, чем у современных врачей: "не навреди!". Скорее — "пойми и улучши!"

"ЗАВТРА". Замечательный принцип!

Сергей СОЛНЦЕВ. Есть и другие принципы. Например, в животном мире принято компенсировать неопределённые угрозы высоким темпом размножения. Чем больше расплодится тараканов, тем больше шансов, что их не успеют вытравить.

Глядя на то, как Природа в своих основных достижениях пытается спасти себя, человечеству стоило бы с бо́льшим вниманием отнестись к такой явно данной нам "школе выживания" и применить эти принципы к нашей социальной эволюции. Это, естественно, социобионический взгляд на проблему отстаивания себя человечеством…

Разумеется, люди разумны и их поведение не может состоять в бездумном исполнении предуказанных биоустановок; продлив аналогию в плоскость социобионики, получим, например, наращивание общественной жизнеспособности всеми адекватными методами.

Важной социобионической стратегией является высокий темп расселения, распространения из "точки зарождения". Если все останутся "в куче", то одного локального удара окажется достаточно для уничтожения всего рода. Если же мы разлетаемся, как паучки на паутинках, подальше от того места, где возникли, то у нас явно больше шансов выжить и распространиться. Хотя, безусловно, может оказаться так, что мы родились именно в том месте, где только и возможна жизнь, а всё остальное — мёртвое. Но Природа уже практически, опытным путём убедилась в долгосрочной пользе удалённого "посева".

"ЗАВТРА". Речь идёт и о других планетах?

Сергей СОЛНЦЕВ. Разумеется! Но это утверждение справедливо и для земных поверхностей и сред. Люди должны осваивать пространства. Это не прихоть и не высокий моральный долг, это, вообще, не романтика. А всего лишь фрагмент в общей жёсткой картине технологий "социального производства"! Для увеличения шансов на успешность собственного выживания общество должно позаботиться о том, чтобы выявить, заселить и освоить все пространства, ему доступные. Личные мотивы могут быть любыми — карьерными, семейными, романтическими: обрести сказочные богатства, плодородные земли, вписать своё имя в историю, но главное — идти, плыть, ехать, лететь и в итоге — заселять!

"ЗАВТРА". Сейчас, наоборот, мы всё больше концентрируемся…

Сергей СОЛНЦЕВ. …в городах!

"ЗАВТРА". Без городов мы бы не выжили?

Сергей СОЛНЦЕВ. Если вспомнить, что изначально города возникали из потребностей племён в общей защите от внешних угроз, многое встаёт на свои места и в наши дни; "город" и "изгородь" — однокоренные слова. В течение веков миссия городов не раз меняла свою суть. Не так давно она определялась необходимостью концентрации рабочей силы вокруг индустриальных производств; сейчас она, скорее, измеряется инерцией скоростного "исполнения" построек, входящих в стокилометровые агломерации, и количеством задыхающегося от "прелестей" урбанистического "рая" населения.

Но города и другие виды концентрированных поселений на разных этапах развития общества всякий раз оказывались жизненно необходимы! Сказанное означает, что концентрироваться и рассеиваться, чтобы заселять пространства, должны разные люди, и их количество должно быть достаточным для обеих миссий! И, может быть, не только этих.

Ещё скажу пару слов о специфике социобионического подхода к освоению территорий.

Куда бы ты ни "шлёпнулся", где бы ни оказался: во льдах Антарктики, в горах, в тундре, в лесах, в толще океанских вод, на берегу речки или глубоко в земных недрах, да хоть в космосе — будь добр освоить это место и прижиться! А это значит: cумей не погибнуть, найти кров, защитить семью и соплеменников (коллег, колонистов и так далее). То есть от человека требуется всё большая скорость в изучении особенностей окружающей среды и овладении максимальным количеством необходимых навыков.

"ЗАВТРА". Для "прыжка" в неведомое…

Сергей СОЛНЦЕВ. Главный принцип такого освоения — полнота подготовки. Привлекаются все богатства уже имеющегося жизненного опыта и новые знания о месте будущего поселения. Вполне логично, что чем меньше знаем о предполагаемой новой дислокации, тем больше потенциально мы должны уметь. "Езда в незнаемое" должна быть полномасштабной в части оснащения; и только знания об определённом новом месте имеют право "ограничивать" эти подготавливаемые к применению на практике умения и технологии.

Наверное, будет правильным в начале сохранять "пуповину" связи с прежней базовой обжитой территорией (как в нашей стране говорили, "Большой землёй") и реализовывать вахтовый тип поселений. Первичная материальная связь постепенно будет трансформироваться в систему информационных взаимодействий, и, наконец, в форму полной автономии "новой территории". Такое поселение пройдёт фазы "временного", "колониального" (самообеспечивающегося) и постепенно придёт к "постоянному" (автономному) статусу, то есть окажется способным воспроизводить и увеличивать собственное население без регулярной связи с Большой землёй.

Ещё один фактор социобионики — адаптация переселенцев к новому месту проживания с необходимостью вызовет биологические перемены в них самих; произойдёт перестройка организма, его подстраивание в качественном отношении будет иметь последствия: в будущем повысится коллективная жизнеспособность в новых условиях.

Отвергая эти моменты, мы рискуем впасть в примитивный школярский взгляд на проблему. До тех пор, пока будет игнорироваться очевидная польза заявленных стратегий, наши социальные практики так и не выйдут из зоны некомпетентности и безответственности, и мы не сможем преодолеть наше падение и отставание. Упадок или процветание человечества в перспективе напрямую зависят от сегодняшнего понимания этих вещей.

"ЗАВТРА". Но всё же инстинкты самосохранения по-прежнему работают…

Сергей СОЛНЦЕВ. Да, но с того тревожного момента, когда на человечество с недвусмысленной остротой свалился вопрос ответственности за своё будущее и необходимости принятия экстренных мер, одних инстинктов оказалось уже абсолютно недостаточно. Прав был учёный Спартак Петрович Никаноров, повесивший в качестве постоянного напоминания над своим рабочим столом большую картину с малышом в песочнице и надписью "Человечество". Оно действительно пока ещё не повзрослело!

Можно сказать, что людям пока просто везёт. Планетарно. Всем нам… В таких случаях судьбу лучше не испытывать.

А проблемы малой сознательности и низкой степени ответственности, демонстрируемые нынешним разделённым и атомизированным человечеством, тонущим в конфликтно-кооперационных отношениях, необходимо решать!

Замечу, что кроме пассивной предусмотрительности, о которой шла речь, есть ещё и активная, когда всем известным угрозам мы противодействуем всеми доступными способами.

Наконец, существуют ещё и сознательные враги человечества, планирующее его уничтожение или радикальное сокращение — что, в принципе, почти одно и то же; им тоже надо "дать по рукам".

В итоге, на сегодняшний день ни разобщённое человечество, ни какие-либо отдельные государства или их объединения не имеют и не планируют иметь социальный институт поддержания и наращивания жизнеспособности. Имеющиеся службы гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций локальны и узкоспециальны, что не позволяет им действовать системно, то есть контролировать и решать весь спектр проблем общественной жизнеспособности.

Ослабляя социальный аспект репродукции, уменьшая численность населения на фоне повышения его концентрацию во всё меньшем числе локализаций, люди перестают осваивать новые пространства и существенно повышают риски гибели человечества в будущих катастрофах.

Наконец, главный фактор, в течение миллиардов лет не позволивший прерваться цепи репродукций жизненных форм земной биосферы, — это развитие. Именно благодаря развитию триллионы актов воспроизводства привели к тому, что мы появились на свет и можем сейчас об этом говорить. Жизнь спасала самоё себя присущей ей способностью к развитию, к умению находить любую "лазейку". Когда Природу начинали сильно закатывать в асфальт (или в вулканические лаву и пепел), она "внутри себя" "переворачивалась" и включала новые механизмы развития, то есть ставила себе на службу новые, ранее не использованные ею фрагменты и свойства. Ведь ничего, кроме Природы, у живого в запасе нет, но и "отщипнуть" от неё "кусочек" и поставить его себе на службу — очень непросто.

Может быть, только под страхом полного вымирания жизнь "делала над собой" невероятные усилия и совершала необходимый спасительный шаг в своём развитии.

Многие считают текущую ситуацию предкризисной и даже предвоенной. Уместно вспомнить, что глобальные вой­ны начинаются и в куда более спокойные моменты, чем сейчас. Поэтому самое время сосредоточить внимание на создании новых механизмов развития: добыче у природы новых "компонентов", "эффектов", "моделей", "секретов", которых мы раньше не использовали в нашем цивилизованном существовании; на их изучении и освоении — в целях безопасного использования против многообразных надвинувшихся на нас угроз.

"ЗАВТРА". Спасибо большое, Сергей Викторович, за беседу!

Беседовал Андрей Фефелов.

Илл. из книги Мишеля Рагона "Города будущего" (1969). Элемент кибернетического города Николая Шёффера. Научно-исследовательский центр состоит из объемов, конструктивной основой которых являются нервюры.

Продолжение: http://zavtra.ru/blogs/bespechnoe_chelovechestvo

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic