zavtra_den_tv (zavtra_den_tv) wrote,
zavtra_den_tv
zavtra_den_tv

Categories:

Николай Асташкин - "Ботлихский рубеж (успеть до рассвета - вспоминает генерал Владимир Булгаков)"


За более чем сорокалетнюю военную службу Герой России генерал-полковник Владимир Булгаков участвовал во многих событиях, которые принято считать историческими. Память этого легендарного военачальника хранит немало боевых эпизодов, сыгравших ключевую роль в судьбе страны. Об одном из таких эпизодов и зашёл разговор с Владимиром Васильевичем.

Владимир БУЛГАКОВ. В принципе, мы просчитались на сутки. Я был в отпуске, меня вызвали 7 августа, определили задачи, и я стал готовить в Каспийске батальон новороссийских десантников. По нашим расчётам, "духи" должны были выдвинуться из Чечни на сутки позже, а получилось, что мы столкнулись с ними нос к носу. Помешала, конечно, и задержка на марше. До перевала мы дошли нормально, а дальше — "серпантин", "Уралы" и "КамАЗы" с прицепами, повороты крутые с небольшим радиусом; и молодые водители, не имевшие опыта вождения в горах, чувствовали себя неуверенно.

Я сам на уазике поднимался и спускался, и видел, как сложно двигаться по такой дороге. Поэтому я обратился к главе Ботлихского района, попросил его: "Слушай, найди среди милиционеров водителей, человек пять-десять, чтобы имели хороший опыт вождения в горах. Пусть они помогут нам спустить колёсные машины по серпантину".

"ЗАВТРА". Сколько тогда, ночью, вошло с вами в Ботлих десантников?

Владимир БУЛГАКОВ. 132 человека, полбатальона (в батальоне было 260 человек). Из движущейся техники — в основном "гусянка", то есть БМД, которые шли в голове колонны. Из огневых средств: две БМД, пара минномётов и зенитная установка. Всё остальное, включая приданную батарею 122-миллиметровых орудий из Буйнакской бригады, застряло на перевале. Уже было ясно, что ночью технику по "серпантину" мы не спустим. И я принял решение: то, что осталось наверху, должно ночевать там, а с рассветом начать движение; cилами, прибывшими в район назначения (их было немного), занять оборону. С нами действовал ещё отряд спецназа, я выслал его к Рахате, на высоты. Вертолёт, на котором я летал вдоль маршрута, посадил недалеко от командного пункта, на площадку, а сам находился на наблюдательном.

Через радиостанцию космической связи "Барьер" я вышел на начальника Генерального штаба — Квашнин в те дни работал допоздна — и доложил: "Товарищ начальник Генерального штаба, половина пришла, а половина осталась на перевале, в трёх часах хода". Квашнин: "Сегодня ты должен занять район. Что докладывать министру обороны?". "Докладывайте реально, как есть", — сказал я.

"ЗАВТРА". Почему вы приняли такое решение?

Владимир БУЛГАКОВ. Я так решил потому, что если ночью техника пойдёт по серпантину, можно столько дров наломать!.. Из местных милиционеров подобрал пять опытных водителей и поставил им задачу: с рассветом (а в горах в начале четвёртого уже светло) начать спуск техники и, таким образом, часам к восьми, максимум к десяти, все должны были быть на месте…

"Хорошо, — сказал Квашнин. — Я пошёл к министру, потом тебе перезвоню". Через некоторое время НГШ вышел на меня и сообщил: "Министр утвердил это решение. Решение хорошее. Не будем ночью дёргать людей. Но и сам, смотри, не расслабляйся, боевики могут в любой момент появиться".

Переговорив с Квашниным, я ещё раз проверил, как десантники заняли оборону. Затем заму командира 7-й ВДД полковнику Павлову поставил задачу: "Держи всё под контролем. И чтобы никакой самодеятельности!"

Было уже далеко за полночь, когда я лёг спать в кунге радиостанции. Но не успел глаз сомкнуть, как почувствовал, что кто-то будит. Просыпаюсь. На часах четыре утра, начало пятого. Смотрю, уже светает. Начальник радиостанции (он будил) докладывает: "Товарищ генерал, на вас выходит Генштаб, Квашнин, срочно требует к аппарату". А аппарат вот он, рядом. Беру трубку. Квашнин: "Слушай, тут прошла информация, что в Рахату уже пришли". Я говорю: "У меня там, наверху, сидят спецназовцы, от них пока информации нет. Сейчас проверю и доложу". Квашнин: "Разберёшься и доложишь".

Я вышел на спецназовцев: "Как у вас обстановка?". — "Всё тихо", — ответили они. Позвонил начальнику райотдела милиции (накануне я приказал в милицию пробросить телефонный кабель), спросил: "Что у тебя по Рахате?" Тот: "Всё тихо, но почему-то поселковое отделение милиции не отвечает". Я распорядился: "Разберись, доложи". Затем вышел на НГШ: "По тем данным, что сейчас быстро собрал, всё тихо. Но у меня вертолёт рядом стоит, я с вашего разрешения сейчас пролечу в сторону Чечни над Рахатой, Ансалтой, посмотрю, что происходит". Квашнин: "Давай… прилетишь — доложишь".

Поднялись в воздух и долетели до границы с Чечней. Посмотрели дороги. Вершины гор уже сверкают в лучах солнца, а внизу — дымка, полумрак. В это время уже заканчивается намаз, люди должны выгонять скот на выпас, а тут, гляжу, в селах никакого движения, будто все вымерли. Возвращаемся, я докладываю начальнику Генерального штаба: "Облёт сделал. Все тихо. Но почему-то нет связи с милицией. Сейчас разбираюсь. Это раз. И, во-вторых, везде тихо, жители не выходят на улицу, не выгоняют скот на пастбище". Квашнин: "Давай ещё раз пролети, посмотри, доложишь. Потому что мне надо докладывать обстановку министру и президенту. Тут ажиотаж уже начинается".

Продолжение: http://zavtra.ru/blogs/botlihskij_rubezh.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments