zavtra_den_tv (zavtra_den_tv) wrote,
zavtra_den_tv
zavtra_den_tv

Categories:

Александр Проханов - "Хромой лис"


Александр Николаевич Яковлев, член Политбюро, правая рука Горбачёва, был личностью загадочной и по сей день не выявленной. Патриотическое сознание объявило его масоном, полагая, что, будучи послом Советского Союза в Канаде, он связался с тайными масонскими кругами и, прослушав курс лекций в Колумбийском университете, получил очень высокую масонскую степень посвящения. Яковлев был творцом и теоретиком перестройки, это ему принадлежала гениальная формула: "Демократизация и гласность".

Гласность означала снятие цензуры и концентрированный удар прессы по заскорузлым партийным деятелям, против которых в обществе скопилось угрюмое недоброжелательство. Дискредитированные партийные деятели больше не могли быть конкурентными на открытых выборах. Формула "Демократизация" предполагала свободные выборы и поражение на них утомлённых и беспомощных коммунистов. Благодаря усилиям Яковлева ортодоксальные коммунистические издания превращались в рупоры перестройки. Конформистский сафроновский "Огонёк" попал в руки Виталия Коротича, и тот превратил его в антисоветский огнемёт. "Московские новости" — заурядная, малочитаемая городская газета была отдана Егору Яковлеву, который сделал её мощным плацдармом перестройки, и вокруг редакции "Московских новостей" на Пушкинской площади дни и ночи клубились толпы народа, шло перемалывание костей изнурённых советских деятелей. Тяжеловесное советское телевидение благодаря стараниям Яковлева получило программу "Взгляд", где молодые, яркие, талантливые демократы, приглашая на диалог вельможных советских деятелей, политиков, генералов, превращали тех в чучела с их неумелой заскорузлой лексикой и бессмысленными ортодоксальными штампами.

Яковлев вербовал себе союзников среди редакторов газет и журналов, и в конце концов очередь дошла до меня. Я был приглашён на личную встречу с Александром Яковлевым на Старую площадь в его роскошный кабинет. Яковлев поднялся мне навстречу из-за стола, заваленного книгами и рукописями. Он был по-домашнему без пиджака, в жилетке, грузный, с одутловатым лицом, толстыми губами, мясистым носом, и весь его вид напоминал облик деревенского бухгалтера. Он окал, всячески подчёркивая свою народность. Пошёл ко мне, прихрамывая. Хромота — след фронтового ранения. Он усадил меня за стол, угостил чаем. Я помню этот стакан в серебряном подстаканнике.

Продолжение: https://zavtra.ru/blogs/hromoj_lis.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments