Category:

Иван Куренной: О назревающей «ЛГБТ-революции» в России

О гей-лоббизме, пропаганде и "социальной группе"

ЛГБТ-активисты из Пятигорска поручили краевым депутатам поработать над отменой административного наказания за пропаганду гомосексуализма среди детей и разработать закон, запрещающий дискриминацию ЛГБТ-граждан России, с передачей материалов в Государственную Думу.

«Это письмо настолько прописано серьёзно:  перечислены все статьи и констатируется о якобы имеющихся нарушениях в этой части, к этой сексуальной, так скажем, группе населения, со стороны органов власти — в том числе при применении Административного кодекса», — так охарактеризовал обращение глава комитета ставропольской Думы по казачеству и безопасности Юрий Гонтарь. Новость была показана в «Вестях» телеканалом ГТРК "Ставрополье".

А 20 января 2019 года в России стартовала кампания против «государственных репрессий в отношении ЛГБТ-граждан России». Её открыли акции в Ярославле, Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде.

Эти события совпали с заявлениями либеральной прессы о новых притеснениях ЛГБТ и с обращением регионального отделения партии «Яблоко» к председателю Думы Ставропольского края Геннадию Ягубову о дискриминации на почве сексуальной ориентации.

Судя по всему, готовится очередная попытка либерализации отечественного законодательства и одновременно усиливается запрос «западным партнёрам» на получение финансирования ЛГБТ-пропаганды в России.

Пропаганда гомосексуализма

В 2017 году вышла очередная статья (на английском языке) коллектива психологов российского Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (ВШЭ) «Исследование гомофобии: модель восприятия гомосексуалов в России». Авторы Надежда Исаенко, Лилия Брайнис, Ольга Гулевич и Евгений Осин озабочены применением закона об ограничениях гомосексуальной пропаганды и откровенно заявляют, что «ситуация сложилась в соответствии с общеизвестной максимой «если ты не “сделаешь политиков, то они сделают тебя»…

Они пишут: «Тот факт, что российское общество в сопоставлении с другими европейскими посткоммунистическими странами выказывает себя относительно сдержанным в отношении проблематики гомосексуальности, но имеет высочайший уровень институционализированной гомофобии — также свидетельство того, что российская гомофобия имеет больше политические, чем социокультурные корни».

Что на самом деле стоит за этими наукообразными формулировками, Гулевич и Осин разъяснили ещё в 2015 году в весьма показательном интервью, которое можно найти в Сети. Тогда Евгений Осин, заместитель заведующего Международной лаборатории позитивной психологии личности и мотивации,  высказался так: «С психологической точки зрения закон (о запрете гей-пропаганды — авт.) сформулирован некорректно: «искажённое представление о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных отношений». Имеющиеся научные данные показывают, что оно совсем не искажённое. Любой психолог, который в своей работе руководствуется этим законом, действует вопреки профессиональной позиции. Психолог обязан сказать пришедшему к нему подростку, осознавшему себя геем, что в этом нет ничего плохого. А закон это запрещает».

А вот оттуда же — из реплик Ольги Гулевич: «Есть и более глобальный подход: понижать уровень авторитаризма в обществе. Но для этого нужно менять систему образования. Российская система образования способствует формированию авторитарной личности: есть одно правильное мнение, это мнение учителя, взрослых надо слушаться».

В исследовании, опубликованном в 2018 году (тоже на английском языке), те же Гулевич и Осин из ВШЭ изучают возможности преодоления коллективной российской идентичности и ослабления поддержки действий российской власти:

«Сегодня нетерпимость к гомосексуалистам стала частью коллективной российской идентичности и символической границей, отделяющей Россию с её традиционными моральными нормами от «коррумпированной Гейропы».
Эта идея подтверждается нашими недавними выводами, показывающими, что национальная идентичность является сильным позитивным предиктором воспринимаемой угрозы гомосексуалистов у российских студентов.
Это приводит, в конечном счёте, к усилению поддержки правительства, которое, казалось бы, защищает народ и страну от «вредного» влияния.
Таким образом, мы рассматриваем настоящее исследование как небольшой шаг к пониманию психологических механизмов, связывающих социальную политику с индивидуальными установками, образующими порочный круг гомофобии.
И мы считаем, что именно на психологическом уровне могут быть открыты новые возможности для его преодоления».

Активисты ЛГБТ-движения в своей риторике утверждают, что «ориентация неизменна и никого нельзя сделать гомосексуалистом». Вместе с тем не только житейская мудрость, но и научные исследования доказывают обратное. Голландский исследователь Герман Мейер опубликовал исследование «Может ли соблазнение сделать натуралов геями?», описывающее случаи, в которых гетеросексуальные мужчины становились полностью гомосексуальными в результате соблазнения.

По данным исследовательского центра YouGov,  «абсолютных гетеросексуалов» среди британцев в возрасте 18—24 лет вдвое меньше, чем среди людей старшей возрастной категории (46% по сравнению с 88%). Такой разрыв в сексуальной самоидентификации в возрастном разрезе является прямым результатом гомосексуальной пропаганды последних десятилетий, которая была и остаётся направленной главным образом на молодёжь.
Известная актриса Ирина Алфёрова рассказывает: «Неправда, что они не влияют на нормальных людей. Когда я училась в ГИТИСе, у нас педагог был геем. Очень известный человек. К нему приезжали учиться со всей России, было много мальчиков из простых крестьянских семей — нормальных мужиков. К концу обучения весь курс стал голубым».

Журналист Брэндон Амброзино в статье «Я таким не родился, я выбираю быть геем» пишет следующее: «В своём стремлении сделать права геев новыми правами чернокожих мы решили, что сексуальное поведение — это то же самое, что и цвет кожи. Я не думаю, что это правда».

В Оксфордском историческом словаре психиатрии отмечается, что если в некоторых областях, таких как происхождение шизофрении, например, психиатрия стремилась быть максимально научной, то в вопросах, связанных с сексуальностью, психиатрия вела себя как «служанка своих культурных и политических господ». Её податливость наиболее наглядна в области гомосексуализма.

Рассмотрим исторические сведения, о которых ЛГБТ-активисты предпочитают умалчивать.

В 1969 году в обращении к конгрессу США президент Никсон назвал рост населения «одной из самых серьёзных проблем для судьбы человечества» и призвал к срочному осуществлению контроля над рождаемостью. Кингсли Дэвис, одна из центральных фигур в разработке всемирной политики ограничения рождаемости, предложил в своё время для такого рода целей поощрение «неестественных форм полового сношения». Американец Престон Клауд, представлявший Национальную академию наук, требовал интенсифицировать «любыми осуществимыми способами» популяционный контроль и рекомендовал правительству США легализовать аборты и гомосексуальные союзы. Вице-президент Международной федерации планирования семьи (МФПС) Фредерик Яффе в 1969 году в США издал меморандум, в котором «поощрение роста гомосексуализма» числилось как один из основных действенных методов сокращения рождаемости. По странному совпадению три месяца спустя, в июне, вспыхнули Стоунволлские бунты, в ходе которых в течение пяти дней  вооружённые группы гомосексуалистов учиняли уличные беспорядки, акты вандализма, поджоги и схватки с полицией. В ход шли металлические прутья, камни и бутылки с зажигательной смесью. Полиция проявила странную пассивность в противостоянии с протестующими, что не повторялось в других случаях.

Под давлением гей-активистов, которые устраивали шок-акции и непосредственно участвовали в «депатологизации», Американская психологическая ассоциация (АПА) провела скандальное голосование, исключившее гомосексуализм из списка психических расстройств. Диагноз «302.0 — гомосексуализм» был заменён диагнозом «302.00 —  эгодистонический гомосексуализм» и был перенесён в категорию «психосексуальных расстройств».

Мать «Движения за права геев» Барбара Гиттингс позже откровенно признала: «Это никогда не было медицинским решением, и именно поэтому всё произошло так быстро. Ведь  прошло всего три года со времени первой шок-акции на конференции АПА и до голосования совета директоров, исключившего гомосексуализм из списка психических расстройств. Это было политическим решением… Мы были «исцелены» в одночасье росчерком пера».

В 1987 году АПА незаметно убрала из своей номенклатуры все упоминания о гомосексуализме, на этот раз не утруждаясь даже голосованием. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) попросту пошла по стопам АПА и в 1990 году также удалила гомосексуализм  из своей классификации болезней, сохранив лишь его эгодистонические (проблематичные для индивида)  проявления.

В восьмидесятые годы два гей-активиста из Гарвардского университета, один из которых был экспертом по общественным связям, а другой — нейропсихиатром, подготовили план преобразования социальных ценностей среднестатистического гражданина и его отношения к гомосексуализму;  он был подробно изложен в четырёхсотстраничной книге «После бала: Как Америка победит свой страх и ненависть к геям в 90-х».  Эта методика пропаганды гомосексуализма последовательно воплощается и исполняется в новом западном обществе.

А в годы своего президентства Барак Обама выпустил директиву, объявившую борьбу за права сексуальных меньшинств за рубежом приоритетом американской внешней политики!

В результате такого спланированного социально-политического эксперимента, включающего в себя пропаганду гомосексуализма и сексуальное «образование»,  было достигнуто беспрецедентное снижение рождаемости во многих западных странах. Значительно повысилось число ЛГБТ-подростков: оно в несколько раз превышает их количество в прошлых поколениях! Значительно увеличилось число тех из них, кто требует операцию по смене пола. Которая, заметим, приводит к бесплодию. Сексуальное «образование», якобы  предназначенное для защиты от ВИЧ, которым заражаются в основном мужчины-гомосексуалисты, проститутки и наркоманы, отнюдь не уменьшило число подростковых беременностей и распространение заболеваний, передающихся половым путём (ЗППП). Наоборот, происходит постоянный рост заболеваемости сифилисом, гонореей и т.д. Инфекции приобретают устойчивость к лечению и могут стать новой чумой XXI века. Кроме того, пропаганда гомосексуализма формирует активную оппозицию традиционному большинству.

Пропаганда гомосексуализма — общественное поощрение однополой сексуальной активности — даёт повод детям, не успевшим сформировать естественное гетеросексуальное влечение, вступить на ранний путь гомосексуальных экспериментов со своим телом. Это приводит к непоправимым последствиям для физического и психического здоровья и даже к суициду. По данным долговременных исследований, подавляющее большинство  заявивших о своей гомосексуальности в подростковом возрасте не подтверждают этого, став взрослыми.

7 мая 2018 года президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин подписал Указ "О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года", первый пункт которого говорил  об обеспечении устойчивого естественного роста численности населения Российской Федерации. Так как предложенная для снижения рождаемости пропаганда гомосексуализма и подрывающая традиционные семейные ценности ЛГБТ-идеология  доказали свою эффективность, требуется отнюдь не смягчение, а, напротив,  ужесточение наказания за такую деятельность, вплоть до уголовной! Как это было в СССР… 

Министр здравоохранения России Вероника Скворцова Приказом №1042 от 13 декабря 2012 года "О признании утратившим силу приказа Министерства здравоохранения Российской Федерации от 6 августа 1999 г. №311 "Об утверждении клинического руководства "Модели диагностики и лечения психических и поведенческих расстройств", по сути, отменила действовавшие в РФ понятия «сексуальной нормы»,  открыв тем самым «окно возможностей» для совершения ЛГБТ-революции в нашей стране. Компетентным органам власти следует проверить законность этого приказа. На запрос группы «Наука за правду», занимающейся исследованиями технологий депопуляции, и общественного уполномоченного по защите семьи в Санкт-Петербурге и Ленинградской области Ольги Баранец, в своё время направивших открытое письмо по этому поводу, исчерпывающего ответа не поступило. А на запрос ЛГБТ-активистов из Пятигорска, о котором говорилось в начале статьи, был дан официальный ответ, с признанием приоритета справочника «Международная классификация болезней»  (МКБ) над российскими представлениями о нормах сексуального поведения. 

Однако, как указывают сами авторы МКБ-10 (то есть МКБ десятого пересмотра), описания справочника условны: «Настоящие описания и указания не несут в себе теоретического смысла и не претендуют на всеобъемлющее определение современного состояния знаний о психических расстройствах. Они представляют собой просто группы симптомов и комментарии, относительно которых большое число советников и консультантов во многих странах мира договорились как о приемлемой основе определения границ категорий в классификации психических расстройств».

Научно-медицинская классификация должна быть основана на строго логических заключениях, и любая «договорённость» между специалистами может быть только результатом интерпретации объективных клинических и эмпирических данных, а не продиктована какими-либо идеологическими соображениями, даже самыми гуманными. Классификация психических расстройств в МКБ-10 отражает пренебрежение объективными фактическими данными в угоду идеологическим интересам, от чего может пострадать здоровье и благосостояние пациентов по причине неоказания им необходимой медицинской помощи.

Защита прав ЛГБТ

Российским законодательством предусмотрена ответственность за возбуждение ненависти, вражды, а также за унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе.

В отличие от массовых общностей социальные группы характеризуются:

1) устойчивым взаимодействием, способствующим прочности и стабильности их существования;

2) относительно высокой степенью единства и сплочённости;

3) чётко выраженной однородностью состава, предполагающего наличие признаков, присущих всем членам группы;

4) возможностью вхождения в более широкие социальные общности в качестве структурных единиц.

Ни один из вышеуказанных принципов (!) не характеризует ЛГБТ-сообщество:

1. Большинство людей, испытывающих однополое влечение, не хотят иметь ничего общего с ЛГБТ-сообществом и, более того, испытывают к нему чувство глубокого отвращения. Как сказал заслуженный врач России, психиатр и сексолог Ян Голанд, который привёл 78 гомосексуальных и 8 транссексуальных пациентов к полноценной гетеросексуальной жизни: «Не надо думать, что все гомосексуалисты — гей-активисты, которые ходят на парады и пикеты. Tех, кто страдает от этого, гораздо больше, чем тех, кто собирается в гей-клубах».

2.  Единства и сплочённости среди гомосексуалистов тоже не наблюдается. Так, журналистка Анастасия Миронова, по её словам, представляет ту часть гей-сообщества, которая не поддерживает однополые браки и проведение гей-парадов. Другой пример: на последнем гей-параде в Лондоне лесбиянки из движения «ТЭРФ» (Транс-эксклюзивные радикальные феминистки) заблокировали продвижение колонны в знак протеста против «уничтожающего лесбиянок транс-активизма» и призывали лесбиянок покинуть «женоненавистническое ЛГБТ-движение».

3. Ни о какой однородности состава в ЛГБТ-сообществе говорить не приходится — вряд ли где ещё найдётся более разношёрстная публика, чем эта: одни «гомосексуальны», другие «бисексуальны», третьи «транссексуальны», остальные же —  «пансексуальны», «гендерфлюидны», «полиаморны», «асексуальны»; в контуры ЛГБТ-явления входит также всё, что «плавает» между этими и без того расплывчатыми «категориями».  Ультралиберальная социальная сеть Facebook, например, предлагает своим пользователям список из 71-й гендерной идентичности.

4. ЛГБТ-группы не входят ни в какие более широкие социальные общности. Их деятельность сосредоточена исключительно на самих себе — на пропаганде гомосексуализма для пополнения своих рядов молодыми членами.

В связи с этим необходимо учесть факт, что нет никаких оснований считать представителей ЛГБТ-сообщества социальной группой! Разумеется, его представители должны быть защищены от противозаконных действий, но такая защита должна осуществляться лишь на том элементарном основании, что они являются гражданами Российской Федерации и обладают теми же правами, что и все остальные граждане, а не под предлогом принадлежности к какой-то особой «социальной группе», которой, как показано выше, быть не может по определению!

Вся «идентичность» представителей ЛГБТ-сообщества основывается либо на их собственных заявлениях, либо на выборе ими  половых партнёров. Нюансы половой жизни — кто с кем предпочитает заниматься сексом — не могут быть критерием для выделения в отдельную социальную группу. Иначе на таком же основании зоофилы, педофилы, фетишисты, неверные мужья, онанисты, импотенты, а также пациенты, считающие себя животными или марсианами, смогут также требовать выделения в отдельную социальную группу. Следует отметить, что аналогично риторике ЛГБТ-активистов, некоторые из представителей вышеперечисленных уверяют, что они такими-де родились и ничего не могут поделать со своими желаниями.

Также заявления индивида о принадлежности к определённой социальной группе недостаточно для того, чтобы сделать его членом этой группы. Представьте себе славянского юношу, заявившего, что он чувствует себя представителем негроидной расы. А ведь это всё, что требуется для того, чтобы стать членом такой группы, как ЛГБТ. Иначе получается, что любой сказавший «я — гей» или «я чувствую себя женщиной» может требовать особые права на этом основании — например, изменения конституционного определения брака в обход демократического процесса и т.п. И подтверждение «практикой» вовсе не является обязательным условием для принадлежности к ЛГБТ-сообществу — любой подросток может объявить себя «геем» или «би-», и сообщество примет его с распростёртыми объятиями.

Гомосексуальное поведение часто не совпадает с ориентацией: многие гомосексуалисты (около 50%, по данным исследования Рузиева 2017 г.) имеют контакты с женщинами, в то время как большинство гетеросексуалов вступают в гомосексуальные сношения в местах не столь отдалённых.

Более того, гомосексуальную направленность полового влечения возможно изменить психотерапевтическими методами при согласии пациента.

В своих публикациях, предназначенных для широкой общественности, АПА выборочно цитирует материалы, в которых утверждается, что реориентационная терапия неэффективна и может нанести вред, однако в  узкопрофессиональных публикациях эта ассоциация приводит куда более грамотную, объективную информацию: «Последние эмпирические данные показывают, что гомосексуальная ориентация действительно может быть терапевтически изменена у мотивированных клиентов и что попытки переориентационной терапии не производят эмоционального вреда» (Essential Psychopathology & Its Treatment, 2009).

В этом нет никакого открытия: ещё в 1973 году в документе, предлагающем исключить эгосинтонический (т.е. не доставляющий неудобств пациенту) гомосексуализм из списка психических расстройств, АПА указала, что «современные методы лечения позволяют значительной части гомосексуалистов, желающих изменить свою ориентацию, сделать это».

Исследования профессора психологии Лизы М. Даймонд — почётного члена АПА, не скрывающей своих гомосексуальных предпочтений, направлены на изучение сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Вот вывод из её длительных исследований: «Категории ЛГБТ условны и не имеют смысла. Они отражают понятия, существующие в нашей культуре, но не представляют явлений, существующих в природе. Мы [ЛГБТ] использовали эти категории как часть нашей стратегии для получения гражданских прав, и теперь, когда мы знаем, что это неправда, это становится очень сложным. Для того чтобы какая-то группа людей могла получить защищённый статус в правовом плане, она должна быть самобытной и постоянной. Квир-сообщество не отвечает критериям Верховного суда на получение такого статуса, поскольку оно невероятно разнообразно и непостоянно: одни гомосексуальны полностью, другие частично; тот, кто был геем в прошлом году, в этом году уже может им не быть и т.д.».

Поэтому прежде чем предоставлять трибуну для решения участи российских детей ангажированным специалистам из «международных лабораторий», считающих гомофобию болезнью отставших от «прогрессивных» западных ценностей недалёких россиян, нужно очень и очень хорошо подумать...

Продолжение: http://zavtra.ru/blogs/o_nazrevayushej_lgbt-revolyutcii_v_rossii

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic